РУССКИЙ СЛЕД В АНДОРРЕ

    Парламент крошечного государства — Андорры недавно принял закон о государственном суверенитете: в ближайшее время страна перестанет быть протекторатом Франции и Испании. Но мало кто знает о том, что в недавнем прошлом «пиренейским карликом» управлял русский эмигрант Борис Скосырев, провозгласивший себя 65 лет назад королем независимой Андорры — Борисом Первым…

    Французский писатель Альфонс Доде в одном из своих писем написал: «Как — Вы не бывали в Андорре? Какой же Вы тогда путешественник?!». Столь эмоциональный вывод имеет под собой почву.

    Андорра — одно из древнейших европейских государств. Его территория и сегодня составляет около 600 квадратных километров. Правда, оно до сих пор выплачивает символическую дань Франции и Испании, соответственно 960 франков и 430 песет, с 1278 года. Но согласно упомянутому закону платить за свою независимость андоррцы скоро перестанут.

    Сегодня мы знаем об Андорре как о всемирно известном, прежде всего горнолыжном курорте. Где нет каких-либо налогов и где, к примеру, самый дешевый бензин, а также наиболее целебные источники минеральных вод в Европе. Десятки российских турфирм рекламируют сей «горный рай» вдали, скажем так, от европроблем и больших густонаселенных государств.

    Однако в частоколе рекламного многословия как-то забыли о небезынтересной истории Андорры, полной неожиданных, порой авантюрных «заворотов» и парадоксов. Правление там Бориса Скосырева — в их числе. Именно с ним андоррские источники, а также ревнители андоррской независимости связывают первые шаги страны по пути обретения суверенитета и, можно сказать, «самостоятельного голоса» в Пиренейском регионе. Такие мнения обоснованны.

    …Сын разорившихся, а затем эмигрировавших из России дворян, которому в            1934-м исполнилось уже 38 лет, решил не повторять судьбу десятков тысяч соотечественников, вынужденных браться за рубежом за любую работу, чтобы хоть как-то выжить.

    После Октябрьского переворота воевал на фронтах Гражданской войны в рядах белогвардейцев, был ранен. Скрываясь от большевиков, сумел уехать в Великобританию, где некоторое время даже служил в Королевских военно-морских силах.

    Впрочем, здесь он жил недолго и исчез, что называется, «по-английски» — даже не уволившись официально со службы. Похоже, ему надоели военная муштра и педантичность, хотя позже он будет всем рассказывать «по секрету», как выполнял поручения особой важности ее величества королевы Великобритании.

    Затем, по его словам, он служил королеве Нидерландов, много путешествовал, представляясь в обществе то графом, то бароном и даже… «лучшим другом короля Испании».

    Скосырев старался завести как можно больше полезных связей в аристократических кругах европейских стран, поэтому большую часть времени проводил в дорогих ресторанах и великосветских салонах. Были у него и богатые покровительницы, например Поли  Херрд, английская миллионерша, которую Борис ласково называл Ламарес.

    Родители русского авантюриста не оставили ему в наследство ни копейки, поэтому, чтобы как-то поправить свои финансовые дела, в 1931 году Скосырев неожиданно для всех женился на француженке, женщине на десять лет его старше, жительнице Марселя. Вот на ее-то деньги, задержавшись ненадолго в Испании,  где его, не имевшего даже паспорта, объявили персоной «нон грата» и попросили покинуть страну, наш герой и отправился в Андорру, которая в то время переживала политическую нестабильность.

    Борис смолоду  интересовался географией, точнее, «карликовыми» странами и малоизученными землями, часами просиживал в марсельских библиотеках, подробно изучая историю, этнографию Андорры, даже встречался  в южной Франции  с проводниками скотоводческих караванов сквозь Пиренейские горы, андоррцами-иммигрантами.  Дело в том, что осенью 1933-го почти все взрослое население Андорры потребовало от местных властей, а также Парижа и Мадрида всеобщего избирательного права, преимуществ в пользовании природными богатствами этой страны, то есть против засилья там французских и испанских компаний, как и поселенцев. Испания, ставшая республиканской, согласилась с этими требованиями, но Франция угрожала посылкой войск, что, однако, противоречило испано-французским соглашениям по Андорре.

    Пресса обеих стран объявила эти события «Андоррской революцией», чем и заинтересовался Борис Скосырев. В письмах своим друзьям он сетовал, что, мол, у андоррцев «нет вожака, … должной организации, да и программы дальнейших действий…». Вот и появилось искушение, что называется, заполнить сей вакуум.

    В июле 1934-го сопровождаемый некоторыми офицерами-отставниками из бывших армий Юденича и Врангеля, а то и сомнительными личностями из числа русских эмигрантов на юге Франции Борис Скосырев без особых трудностей проник в Андорру и захватил там власть при полной, надо сказать, поддержке населения, которому подошла программа русского офицера. Обосновавшись в ее столице (Андорре-Ла-Вьехе), а затем в близлежащем городке Сольдеу, он провозгласил себя в том же году королем Андорры Борисом Первым.

     Правил Борис, как и подобает королям, указами и манифестами, часто смещая министров, глав местных общин (районов) и даже направляя петиции в Париж, Мадрид и Лигу Наций с требованием официально признать независимость «своего» королевства.

    Впрочем, в этих документах «царь Борис» проявил себя как сторонник управляемой, но национальной демократии — под скипетром просвещенного монарха. Идея сия, как известно, не новая, но в Андорре она весьма ревностно воплощалась русскими эмигрантами…

    Так, Скосырев подтвердил не только всеандоррское избирательное право (завоеванное, как мы отметили, в ходе «Андоррской революции»), но и выпустил ряд указов, в которых андоррцам предписывалось не подчиняться директивам Парижа и Мадрида, а все природные ресурсы страны объявлялись сугубо национальным достоянием. Здесь, кстати, не только курортные зоны и минеральные источники: недра Андорры содержат железную и свинцовую руды, энергетический уголь (лигнит), медь, серный колчедан. На горных склонах немало ценных пород деревьв, причем у многих из них нет аналогов в Европе и сегодня.

    Плюс к тому король запретил частную собственность на землю и ее ресурсы: они и поныне либо в госсобственности, либо в собственности общин (районов), предоставляющих в свою очередь отдельным гражданам, в том числе иностранцам, земельные наделы в аренду или концессию.

    Эти и им подобные мероприятия снискали поддержку у местного населения, но раздражали Мадрид и особенно Париж. Когда началась испанская гражданская война, «андоррский феномен» — уже по географическим причинам — превратился в немаловажный фактор для противоборствующих сторон и их союзников в Европе.

    Борис Скосырев публично не поддерживал франкистов или республиканцев. Но фактически стал «теневым» союзником последних, не запрещая гуманитарные и иные поставки республиканским властям. Он разрешил транзит испанских эмигрантов во Францию и другие европейские страны и в то же время запретил «международным наблюдателям», из так называемого Комитета по невмешательству в испанские дела в Лондоне,  контролировать нейтралитет Андорры. Это вызвало резкую критику Чемберлена, тогдашнего премьера Великобритании: он назвал Бориса Скосырева «агентом если не Москвы, то уж республиканцев или Пассионарии (Долорес Ибаррури — руководителя испанской компартии) во всяком случае…».

    Весной 1939-го, когда некоторые части республиканской армии и беженцы были прижаты к испано-андоррской границе, Скосырев, не мешкая, разрешил им, несмотря на угрозы Франко, проследовать через Андорру во Францию, причем обязал местное население оказывать необходимую помощь эмигрантам…

    Захватив всю Испанию, франкисты решились было расправиться с Андоррой, прежде всего с ее «русским царем». Но за эту страну вступилась Франция, не заинтересованная в усилении враждебного ей режима на южных рубежах. Франко решил не мелочиться и отказался от плана оккупации Андорры.

    Однако, когда Францию оккупировали нацисты в 1940-м, а ее регион, примыкающий к французско-андоррской границе, остался под контролем Петэна, «красная Андорра» могла, как считали в Виши и Берлине, стать одной из перевалочных баз для французского Сопротивления, прежде всего — для десантников и агентуры Де Голля, к тому же сотрудничавших с республиканским правительством Испании в эмиграции (в Мексике) и его партизанскими силами. Посему было решено устранить режим Скосырева и его самого: осенью 1941-го вишисты при содействии франкистской спецслужбы андоррского короля арестовали в Сольдеу и препроводили его в концлагерь Верне, что был невдалеке от южнофранцузского города-порта Перпиньян. Там он и умер в 1944-м.

    История эта достойна не только авантюрного романа. Во всяком случае с именем Бориса Скосырева андоррцы связывают свои первые достижения на пути к независимости. Так что Андорра далеко не всегда была лишь туристической витриной: российское лихолетье оставило свой след и в Пиренейских горах…

    ****

    Справедливости ради стоит заметить, что существует и другая версия дальнейшей судьбы Бориса Первого Андоррского. По иным сведениям, Испания не стала мириться с беспорядками, творимыми в управляемом им государстве, и сумела уже через неделю арестовать Бориса I, только-только вкусившего все прелести монаршей жизни, а затем выслать в Португалию, где следы его теряются.

     

    По материалу:

    Алексея Алексеева  «Русский скипетр в Пиренейский горах»

    Официальные представительства РФ находятся в Испании

    Посольство в Мадриде

    Madrid, C/Velazquez, 155
    (+34) 91-562-2264, (+34) 91-411-0807
    (+34) 91-562-9712
    embrues@infonegocio.com

     

    Генконсульство в Мадриде

    Madrid, c/Joaquin Costa, 33
    (+34) 91-411-2957
    (+34) 91-562-7830
    consmd@arrakis.es

     

    Генконсульство в Барселоне

    Barcelona, av. Pearson, 34
    (+34) 93-280-02-20, (+34) 93-280-54-32
    (+34) 93-280-55-41
    rusbar@rusbar.com

    Фонд 'Русский Очаг' © 2015