РУССКАЯ АРГЕНТИНА

    Дорогу русским в Аргентину первыми проложили в 70-е годы XIX века немцы из Нижнего Поволжья. Земледельческие успехи немцев дали импульс сельскохозяйственной иммиграции, в том числе открыли путь в Аргентину другим поданным из Российской империи. К началу первой мировой войны по числу прибывших в страну иммигрантов выходцы из России занимали четвертое место; впереди стояли французы и далеко обогнавшие всех итальянцы и испанцы.

    Начало собственно русской иммиграции связывают с появлением в Буэнос-Айресе первой русской православной церкви, построенной при активнейшем содействии Константина Гавриловича Изразцова в 1901 году на средства, собранные им в Аргентине и в России, в том числе на пожертвования царя Николая II. Церковь была построена на красивом месте, в историческом центре города. С первых лет существования православная церковь занималась благотворительной деятельностью и играла консолидирующую роль в складывании русской колонии.

    Русская диаспора в Аргентине, наиболее многочисленная из латиноамериканских русских диаспор, была по преимуществу аграрной, т.е. состояла из лиц, занимающихся сельскохозяйственным трудом, и сложилась преимущественно из представителей экономической эмиграции и их потомков. Они сохранили многое из русских культурных традиций и язык. Компактное проживание в сельской местности, необходимость взаимовыручки в тяжелых условиях латиноамериканского климата и, возможно, само традиционное общество, существовавшее в аграрной Аргентине, способствовали этой тенденции.

    Об истории русской эмиграции в Аргентину красноречиво рассказывает русское кладбище в Буэнос-Айресе. На надгробиях там можно встретить дорогие для каждого русского фамилии: Бунины, Голицыны, Горчаковы, Раевские.

    Собственно русские земледельческие колонии получили свое развитие в Аргентине в середине 20-х годов прошлого века. Правительство страны было заинтересовано в заселении неосвоенных земель и включении их в экономический оборот, поэтому оно поощряло приток рабочей силы и потенциальных фермеров.

    В Аргентину из России отправились в основном бывшие белогвардейцы и казаки.  Белогвардейцы концентрировались в основном в столице, где им легче всего было устроиться с их знаниями и профессиональной подготовкой. Это были люди монархического толка – бывшие царские генералы и полковники, морские офицеры всех рангов, представители православного духовенства, купцы и купчихи, помещики, интеллигенция. Вся эта избранная «сотня», цвет русского эмигрантского общества, группировалась вокруг православной церкви и ставшей после 1917 года центром политической жизни белой эмиграции. Целью новых организаций было сохранить все русское в эмиграции, воспитать молодое поколение в русском духе и довести его в монархической убежденности до восстановления прежней России.

    Казаки  занялись на новой родине сельским хозяйством. Процесс становления агробизнеса в эмиграции протекал с колоссальными трудностями. Однако стремление преодолеть ассимиляцию и сохранить привычный уклад жизни помогло в экономическом отношении. Со временем многие из русских фермеров добились впечатляющих успехов.

    Сегодня почти две трети аргентинской агропродукции производится на землях и предприятиях, освоенных и основанных выходцами из России!

    Хотя последний пик русской эмиграции пришелся на середину XX века, русская колония до сих пор жива. Теперь в одном только Буэнос-Айресе насчитывается около               100 000 русскоязычных эмигрантов и их потомков. Живут они здесь распыленно, за исключением Шварцвальде – района в пригороде Буэнос-Айреса, где в районе «нахаловки» на базе двух казачьих колоний вырос компактный русский жилой массив.

    Значительная часть местных русских продолжает заниматься сельским хозяйством, осела в деревне, заметно вросла в местную жизнь. В аргентинской провинции Мисьонес у бразильской границы, например, есть городок Овера, где половина жителей – выходцы из России, они свято соблюдают ее праздники и традиции. Есть общины в Росарио и известном курортном городе Барилоче.

    Как и другие национальные меньшинства страны, русские тоже стремятся к различным формам объединения. Одна из наиболее заметных – русские клубы: в Буэнос-Айресе – им. Горького, Маяковского, Белинского, Островского. Для русского человека, которому особенно присуще чувство тоски по родине, такие клубы – просто отдушина. Сюда приходят семьями, слушают музыку, концерты, лекции, танцуют, вспоминают – одним словом, отдыхают. Сейчас, когда съездить в Россию стало значительно легче, в таких клубах часто слышишь и рассказы о подобных поездках.

    Своего рода клубами являются и действующие в столицах стран этого региона православные храмы, где верующие после службы, как правило, встречаются за чашкой чая. Держится так называемая монархистская эмиграция в Аргентине, объединяющая несколько сот потомков бывших белых. У них своя церковь, дом престарелых, школы для детей и даже газета «Наша страна» – одно из не многочисленных изданий на русском языке в Южной Америке.

      В стране есть несколько старообрядческий поселений, среди которых следует отметить колонию русских старообрядцев в Чоэль-Чоэле, по среднему течению реки Рио-Негро, в одноименной провинции на юге Аргентины – Патагонии.

    Благодаря своему традиционному трудолюбию, духовной крепости, взаимопомощи, а также высокому уровню образования, старообрядцы добились больших успехов в Америке. Как в Северной, так и в Южной. Среди русских, по сравнению с другими этническими группами, наименьший процент преступности, а вот по образованности и уровню доходов они – лидеры. И это не богатые наследники – это труженики добившиеся всего «с нуля» своими руками.

    В старообрядческих общинах много детей: в среднем – восемь, но встречаются семьи, в которых двенадцать, пятнадцать и более детей. В таких семьях стабильно сохраняются традиционные жизненные установки, передаваемые из поколения в поколение. Детей воспитывают не только мать с отцом, но и братья с сестрами, и вообще вся община.

    Причем, свято храня древние традиции и обычаи, старообрядцы не чуждаются новой техники: осваивают компьютеры, Интернет. Дети знают множество русских игр, умеют петь, плясать, девочки шьют, вышивают, занимаются другим традиционным рукоделием.

    Первые православные общины появились в Южной Америке еще в конце XIX века, когда волны эмиграции принесли в Аргентину выходцев из Российской империи, Балкан и с Ближнего Востока. В 1887 году православные жители Аргентины обратились через русское генеральное консульство к Святейшему Синоду Российской Православной Церкви с просьбой прислать священника. В 1888 году при русской дипломатической миссии в Буэнос-Айресе был создан первый православный приход, настоятелем его был назначен священник Михаил Иванов. Богослужения совершались в частном доме, куда из Мадрида был передан походный иконостас.

    В этом домовом храме 1 января 1889 года были совершены первая в истории Южной Америки православная литургия и первые крещения и венчания. На средства, выделенные Святейшим Синодом, и на пожертвования верующих из России и других стран в Буэнос-Айресе началось строительство православного храма. В конце 1899 года храм был построен, а в 1901 году освящен во имя Святой Троицы. Настоятелем его стал священник Константин Изразцов.

    Проектировал храм академик архитектуры Преображенский, который был при Священном Синоде. Выполнил – Кристоферсон. Брат его был некогда поверенным в делах Императорской России в Буэнос-Айресе. А вот другой брат, архитектор, выполнил этот проект удивительно хорошо. Это – типовой храм примерно XVII века.

    Во время торжественного освящения храма в 1901 г. присутствовал тогдашний президент Аргентины Хулио Рока. Это событие прогремело на всю страну и даже к соседям дошло. Вот тогда встал русский храм. Туда ходили и сирийцы православные, арабы православные, некоторые югославы, потом пошли эмигранты первой волны русской эмиграции.

    С середины 20-х годов православная община страны была расколота из-за конфликта между зарубежной Русской Православной Церковью и церковью Московского Патриархата.

    Июнь 1947 года ознаменовался рождением в Буэнос-Айресе православной Благовещенской общины, административно подчиненной Московскому Патриархату. На средства, собранные верующими, был куплен дом, который позже перестроили в храм, освященный во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. В 1948 году к Благовещенской общине в Буэнос-Айресе присоединились православные члены колонии в Жапежу в провинции Мисьонес.

    За не полных  70 лет своего существования Аргентинская епархия Московского Патриархата выросла и окрепла. Были открыты приходы на территории Аргентины, Бразилии, Чили, появились клирики из числа местных жителей. Православные христиане Аргентины поддерживают контакты с иерархией и клиром Римско-Католической Церкви, к которой принадлежит большинство населения страны.

    Аргентина – страна не маленькая, русские живут не компактно, но православная церковь и любовь к русской культуре объединяют их в единое целое. Русским языком владеют все, почти все воцерковлены, существуют русские издания, в том числе, и периодические. Дети посещают субботние школы при храмах, иногда находящиеся за двести и более километров от дома. Там преподаются Закон Божий, русская история, язык, литература, родиноведение (специальный предмет о России), церковное пение, танцы, народная культура и, обычно, театральный кружок.

    С 1947-го до середины 50-х годов славянской диаспоре покровительствовал советник аргентинского президента Хуана Перона по антипартизанским операциям русский генерал Борис Смысловский-Хольмстон. До революции 1917 г. он был генералом императорского гвардейского полка. Теперь же ситуация изменилась. Местные власти не особенно заботятся о русской диаспоре. Сейчас это прерогатива бизнесменов и благотворительных фондов.

    Сейчас уже нет значительных переселенческих потоков в Аргентину, но ряды русской эмиграции пополняются: русскими женами уроженцев страны, лицами, оформляющимися через те или иные вербовочные фирмы, людьми, приезжающими по приглашению родственников. Встречаешь там и бывших наших моряков, и русских преподавателей в университетах.

    Хотя уже не одно десятилетие существует и прямо противоположная тенденция. Еще в пору хрущевской оттепели 60-х годов многие русские эмигранты и их потомки, рожденные в Аргентине, приняли советское гражданство и возвратились на историческую родину. В Москве, например, анклав русских репатриантов из Аргентины, по некоторым данным, насчитывает около шести тысяч человек. В годы перестройки в Россию потянулись аргентинцы русского происхождения, в основном представители среднего класса, надеявшиеся помочь становлению в стране цивилизованного предпринимательства.

    Следует отметить, что на фоне действующих в Аргентине арабских, армянских, еврейских объединений, организации российской диаспоры выглядят малочисленными и раздробленными. Слабая степень консолидации является характерной чертой русских организаций как традиционного, так и нового зарубежья. Имевшие место еще в период существования СССР попытки снять напряжение между организациями, объединяющими различные волны эмиграции, серьезного результата не дали. Традиционное деление на так называемую белую и розовую эмиграции сохраняется и среди славянских общин Аргентины, сдерживая возможные тенденции к объединению даже в тех случаях, когда организация стоит на грани выживания.

    Так, белая эмиграция и их потомки консолидируются в провинции Буэнос-Айрес вокруг «Корпусного дома». Основой объединения является приверженность монархическим идеалам, что существенно сужает социальную базу деятельности этой организации. Не способствует привлечению в организацию новых членов и отношение к представителям других волн эмиграции как к «идеологическим оппонентам». В то же время руководство «Корпусного дома» считает возможным оказывать платные услуги новой волне эмигрантов в поисках жилья и работы.

    Наиболее активные и дееспособные российские организации сосредоточены в местах компактного проживания выходцев из России и других республик бывшего СССР. В этой связи несомненный интерес представляет деятельность Русского клуба г. Обера (провинция Мисьонес). Этнический состав клуба достаточно пестрый (украинцы, белорусы, поляки, русские), большая часть которых – потомки так называемой трудовой эмиграции XIX – начала XX веков.

    Можно также надеяться, что позитивную роль в укреплении и развитии двусторонних отношений между Россией и Аргентиной могут сыграть представители российской диаспоры страны, сохранившие культурную и этническую идентичность и стремящиеся к контактам с исторической родиной.

    По материалам:

    Л.С. Шейнбаум // «Латинская Америка»

    Валерий Новосельский // Русская община в государстве Израиль

     

     

    Официальные представительства РФ

    Посольство РФ в Буэнос-Айресе

    1021, Capital Federal, Rodrigues Pena 1741, Republica Argentina
    (+5411) 4813-1552, 4813-8039
    (+5411) 4815-6293
    embrusia@fibertel.com.ar
    http://www.argentina.mid.ru/

     

    Консульский отдел

    (+541) 148-13-15-52, 148-13-80-39
    (+541) 148-12-17-94

    Фонд 'Русский Очаг' © 2015