СТАРООБРЯДЧЕСКАЯ   БОЛИВИЯ

    Первые русские поселенцы в Латинской Америке появились еще в XVIII веке; сегодня же численность российской диаспоры в этом регионе только по официальным данным составляет более 150 тысяч человек и рассредоточена главным образом в странах Южной Америки: Аргентине, Бразилии, Парагвае, Уругвае, Чили и Венесуэле.

    В течение прошлого столетия выходцы из России внесли немалый вклад в развитие латиноамериканских государств. Имена генерала И.П. Беляева, скульптора Эстебана Эрьзя (С.Д. Нефедов), поэтессы Марианны Колосовой (Р.И. Покровской), живописца Николая Фердинандова, певицы и композитора Анны Марли (А.Ю. Смирнова) и многих других талантливых русских людей вписаны в летопись истории и культуры южно-американских стран.

    Разумеется, русская диаспора в Латинской Америке сформировалась не сразу; это произошло в процессе нескольких миграционных волн, качественно и количественно отличавшихся друг от друга. До революции 1917 года, к примеру, миграция из России в Новый Свет носила трудовой крестьянский характер. После революции и последовавшей затем гражданской войны – это была эмиграция белогвардейская. По окончании Второй мировой войны в Латинской Америке волею судеб оказалось немало беженцев русской национальности из разоренной Европы. Наконец, в ходе современной миграционной волны в Новом Свете осели русские супруги латиноамериканцев или их родственники. Отдельно следует выделить миграцию в рамках старообрядческого течения*.

    * Напомним, что старообрядчество – это совокупность религиозных групп и церквей в России, не принявших церковных реформ патриарха Никона в середине XVII века и ставших оппозиционными или даже враждебными официальной православной церкви. Вплоть до 1906 года старообрядцы преследовались царскими властями, а после 1917 года стали подвергаться гонениям со стороны Советской власти.

    Конечно, столь различные волны иммиграции не могли привести к формированию централизованной русской диаспоры в Латинской Америке. Исключением являются, пожалуй, лишь русская община в Аргентине, а также небольшие, как бы законсервированные во времени и пространстве, островки русской жизни в деревнях старообрядцев, разбросанных по территории всей Южной Америки. В этом плане особенно показательна ситуация в Боливии, где в общей численности российской диаспоры доля старообрядцев составляет едва ли не большинство.

    Боливия – страна чрезвычайно интересная, знаменитая древними индейскими цивилизациями, конкистадорами, освободителями, революционерами и первым в истории Латинской Америки президентом-индейцем и ярым поборником коки Эво Моралесом.

    Численность российской диаспоры в этой стране крайне невелика. По данным на 2010 год в Боливии проживало почти девять миллионов, при этом число владеющих русским языком составляло всего около трех тысяч человек. Российская диаспора в Боливии включает в себя дипломатических работников, русских жен выпускников советских и российских вузов, обычных иммигрантов из России и стран СНГ. Но самой многочисленной (и наиболее интересной для исследования) составляющей русской диаспоры в Боливии являются общины русских старообрядцев, которые проживают в основном в тропических департаментах Боливии и насчитывают около двух тысяч человек.

    В Боливии русские старообрядцы появились еще во второй половине XIX. В дальнейшем путь староверов в Боливию был тернист и пролегал по маршруту Россия–Маньчжурия–Гонконг–Бразилия–Боливия. Во время революции 1917 года и последовавшей затем гражданской войны в России староверы нашли приют в Маньчжурии; на рубеже 1920-1930-х годов их колония значительно пополнилась бежавшими от советской коллективизации русскими старообрядческими семьями. Однако после победы сторонников Мао Цзэдуна в гражданской войне в Китае в 1949 году официальный Пекин стал подвергать гонениям русских беженцев, и положение старообрядцев вновь осложнилось. В результате, в конце 1950-х годов они начали целыми общинами покидать территорию Китая, переезжая сначала в Гонконг, находившийся под британским контролем, а оттуда в Австралию и Новую Зеландию, а также в Бразилию. Оттуда часть из них перебралась в другие страны Латинской Америки, в том числе в Боливию (многие из староверов до сих пор имеют бразильские паспорта и лишь вид на жительство в Боливии). В свою очередь, боливийское правительство, заинтересованное в новых тружениках, пошло старообрядцам навстречу и выделило на своей территории земли для их семей, а также дало возможность получить льготные кредиты.

    Сегодня, в начале XXI века, деревни староверов разбросаны по территории боливийских департаментов Ла-Пас, Санта-Крус, Кочабамбa и Бени и расположены, как правило, вдали от больших городов. Основным занятием старообрядцев является земледелие и животноводство: они выращивают рис, кукурузу, пшеницу, бананы, ананасы, подсолнухи, сою. Нынешнее положение «боливийских» старообрядцев можно оценить как весьма благополучное, учитывая их склонность к упорному труду и благодатность тропической почвы – по словам самих староверов в боливийской земле «не растет только то, что не посадишь!». Несмотря на то, что староверы неукоснительно сохраняют русские обычаи и обряды, привычки и традиции столетней давности (некоторые из которых, кстати, уже почти невозможно встретить даже в самой России), никаких проблем с местными властями они практически не испытывают.

    Русская старообрядческая деревня в Боливии сегодня – нечто невообразимое. Достаточно привести лишь ряд красочных примеров: собаки в будках в тропическом пейзаже (вызывающая, кстати, неподдельный шок у коренных жителей, упрямо не понимающих, зачем собаке отдельный дом); коровы, пасущиеся в тени банановых пальм; бородатые мужчины со старорусскими именами в лаптях и вышитых рубахах, подпоясанных кушаками; девушки в сарафанах, пропалывающие на огороде ананасы с песней «Ой мороз, мороз».

    Боливийские старообрядцы бережно хранят свои традиции. Как известно, их отличительной особенностью являются жесткие патриархальные каноны, один из которых заключается в четком соблюдении религиозного календаря. Именно поэтому в каждой боливийской старообрядческой деревне есть свой молельный дом, в котором молятся несколько раз в день; в воскресенье же и праздники молитва занимает несколько часов, и взрослые, несмотря на 40-градусную жару, выстаивают ее на ногах.

    Крайняя патриархальность староверов выражается и в бытовых канонах. Все продукты, употребляемые в пищу, староверы выращивают сами; при этом они никогда не употребляют пищу ни в боливийских кафе и ресторанах, ни в чужом доме, беря с собой пищу и даже воду. Староверы в Боливии не курят, из спиртных напитков пьют только брагу собственного приготовления. Просмотр телевизора, посещение кинотеатров, чтение светской литературы, использование Интернета строго запрещено.

    В отличие от других старообрядческих колоний в Америке, где дети уже почти не говорят по-русски и многие из них ушли в города и растворились среди местных жителей, в Боливии староверы сохранили русский язык и православную веру. Удивительно, но современные старообрядцы, которые никогда не были в России, а у многих отцы и деды родились либо в Китае, либо в Южной Америке, общаются на русском языке – языке сибирской деревни – так же, как и их предки сто лет назад. Речь русских жителей боливийской деревни изобилует словами, которые в самой России уже давно вышли из употребления: старообрядцы говорят «желаете» вместо «хотите», «чудно» вместо «удивительно», «шибко» вместо «очень», не знают слов «пятилетка» и «индустриализация», не понимают современного русского сленга.

    Уникальный русский язык сохраняется усилиями самих членов общины. Вплоть до семи лет дети воспитываются только в деревне и только затем они начинают ходить в обычную испано-говорящую сельскую школу. Учителя-староверы преподают детям чтение и письмо; матери рассказывают им сказки, передающиеся из поколения в поколение. При этом, разумеется, современных русских книг у поселенцев в боливийской глуши практически нет.

    Наконец, староверы строго блюдут родственные связи. Учитывая, что браки даже с дальними родственниками категорически запрещены, молодым старообрядцам уже в возрасте 13-15 лет приходится искать себе спутниц жизни в Бразилии, Аргентине, Уругвае, Чили, Парагвае, а также в Канаде и США (особенно Орегоне и Аляске, где существуют большие общины старообрядцев). Смешанных же браков практически нет; в случае, когда русские девушки выходят замуж за местных, боливиец обязан принять православную веру, одеваться, читать и говорить по-русски и полностью соблюдать традиции староверов, включая чтение святых книг на старославянском языке. Неудивительно, что такие международные свадьбы случаются крайне редко; именно поэтому голубоглазые и русоволосые боливийские староверы так сильно напоминают персонажей русских сказок и картин Константина Васильева.

    Характерно, что никто из староверов, родившихся в Боливии, Бразилии или Уругвае, обладающих национальными паспортами этих государств, не считают эти латиноамериканские государства своей родиной. Для них родина – это Россия, которую они никогда не видели и про которую практически ничего не знают. С другой стороны, у современного русского человека, попавшего в колонию старообрядцев в Боливии, создается впечатление, что он с помощью машины времени вернулся на несколько столетий назад, где в боливийских тропиках существует дореволюционная Россия, которой в самой России уже практически никто не помнит.

    Конечно, цивилизация неумолимо наступает и на староверов. Несмотря на отчаянное сопротивление старообрядцев внешнему влиянию, молодые люди все же впитывают в себя современные тенденции. Некоторые крестьяне тайно держат под кроватями маленькие портативные телевизоры, которые, приглушив звук, смотрят ночью. Некоторые продукты – соль, сахар, постное масло – также приходится покупать в магазине.

    На этом фоне весьма активно развиваются и российско-боливийские двусторонние отношения. Например, в 1999 году в политической столице Боливии Ла-Пасе появилась улица имени А.С. Пушкина – таким образом городские власти решили внести свою лепту в празднование 200-летия со дня рождения великого русского поэта. Растет интерес в Боливии и к изучению русского языка и обучению в России (основным стимулом здесь является возможность его использования при поступлении в российские вузы). Российская (не старообрядческая) диаспора медленно, но верно увеличивается; ярким свидетельством является открытие в марте 2002 года в Ла-Пасе частного русского детского сада «Матрешка».

    Наконец, в феврале 2008 года произошло поистине эпохальное событие для жизни русских в этой далекой южноамериканской стране: не прошло и года после воссоединения Русской Православной Церкви, а 24 февраля 2008 года глава Аргентинской и Южноамериканской епархии Московского Патриархата митрополит Платон совершил освящение храма Пресвятой Троицы – первого православного храма в Боливии*.

    * Идея воздвигнуть храм возникла довольно давно. На нее откликнулась наша соотечественница архитектор Лариса Кособлик, проживающая здесь вместе со своим мужем-боливийцем, с которым они познакомились во время учебы в Ростовском архитектурном институте. На сбор средств на сооружение храма ушло три года, всего было не менее пятидесяти жертвователей из числа сотрудников российского дипломатического корпуса и наших соотечественников. В Сергиевом Посаде был изготовлен иконостас и доставлен в Боливию.

    Доедут ли до этого храма боливийские старообрядцы – большой вопрос.

    Несколько семей староверов из Боливии приехали жить в Приморье

     Несколько семей староверов из Боливии (Латинская Америка) вернулись в Приморский край по программе содействия добровольному переселению соотечественников. Они занимаются  земледелием в селе Боголюбовка Уссурийского района.

    23 человека, из которых тринадцать — дети от трех месяцев до 17 лет, наконец-то очутились на своей исторической Родине, о которой им с детства  рассказывали дедушки и бабушки.

    «Наконец-то мы почувствовали себя русскими! Я счастлив от этого ощущения, — радостно улыбается Елисей Мурычев, едва ступив на российскую землю. — Пока мы там жили, мы никогда не чувствовали себя русскими. Мне сорок два года, я родился в Бразилии. А потом мы переехали в Боливию. Но зов крови был всегда. Стали слушать в новостях о России, что здесь происходит, узнали о программе по возвращению соотечественников. Вернуться в Россию решили три года назад».

    Пока взрослые думают о том, как обустраиваться на незнакомом месте, дети мечтают как можно скорее добраться до нового дома и потрогать снег, о котором они слышали только из сказок.

    Для общины приморские власти выделили специальный земельный участок, где староверы своими руками будут возводить дома. Также каждая семья получит подъемные деньги, продукты питания, вещи и предметы быта.  «Власти региона нам очень помогают сейчас. Но для нас главное — это то, что мы возвращаемся к своим корням»,  Большего нам и не надо!»

     

    По материалу:

    Александра Наумова « «Старообрядческая Боливия»

    РИА «Новости»

     

     

    Официальные представительства РФ

     

    Посольство в Ла-Пасе

    Bolivia, La Paz, Calacoto, Avenida Walter Guevara Arze, N 8129
    (+591-2)278-6419
    (+591-2)278-6531
    embrusia@acelerate.com

    Фонд 'Русский Очаг' © 2015