РУССКАЯ ДАНИЯ

    Дипломатические отношения между Данией и Россией насчитывают более 500 лет. Однако, о существовании тесных культурных связей между Россией и Данией говорить сложно. Датское общество долгое время сохраняло свою гомогенность, иностранцев традиционно было немного.

    Еще со времен Ивана Грозного две страны поддерживали тесные союзнические отношения и часто вместе воевали с общим врагом. С этого времени в Датском королевстве появляется небольшая русская колония, в основном из купцов, моряков, дипломатов и прочих россиян. Однако эта страна долгое время находилась как бы в стороне от основных потоков русской эмиграции в Европе, направлявшихся в основном в Германию, Францию и далее в Америку.

    Первая волна эмиграции из России в Данию приехала вместе с Марией Федоровной, матерью последнего русского императора, которая по происхождению была датской принцессой. С ней приехал ее двор. Прошло уже много времени, и в живых сейчас остались только дети той первой волны эмиграции.

                В центре Копенгагена, на оживлённой улице Бредгаде, недалеко от королевского дворца Амалиенборг находится православный храм Святого Александра Невского. Фасад здания, похожий на сказочный русский терем, увенчанный золотыми куполами, выбивается из общей картины столицы датского королевства и обращает на себя внимание туристов.

    История церкви тесно связана с именами императора-миротворца Александра III и его супруги императрицы Марии Фёдоровны, датской принцессы Дагмары. В 1866 году она вышла замуж за цесаревича Александра Александровича и, следуя законам Российской империи, перешла в православие. С этого времени, навещая родителей в Копенгагене, Мария Фёдоровна молилась в церкви русского посольства.

    В 1867 году цесаревич и будущий император Александр III вместе с супругой пожелал побывать в Копенгагене в русской церкви, тогда-то и выяснилось, что в ней очень тесно, а убранство «частию бедно, частию ветхо».

    Второго апреля 1880 года, за год до того, как Мария Фёдоровна стала императрицей, её супруг повелел купить в Копенгагене для постройки храма место на одной из главных улиц. В следующем году он ассигновал для постройки храма 300 тысяч рублей, из них 70 тысяч – из личных средств, и заказал проект придворному архитектору академику Давиду Ивановичу Гримму. В создании храма принимали участие директор датской Академии художеств  профессор Мельдас и датский архитектор Йенсен.

    Александр III подарил храму светильники, кадило и облачения, а богослужебную утварь, сделанную в Петербурге из золочёного серебра, и вышитую плащаницу. На клиросах находятся две картины Ивана Николаевича Крамского, изображающие святого Александра Невского за молитвой в новгородской Софии и его пострижение в схиму перед кончиной в Феодоровском монастыре в Городце. Справа от входа висит ещё одна картина – «Христос, шествующий по водам», созданная по заказу Александра III известным маринистом Алексей Петровичем  Боголюбовым. На заалтарном образе кисти Федора  Андреевича Бронникова представлен Господь, идущий по Генисаретскому озеру к лодке с его учениками.

    Сюжеты двух последних произведений связаны с тем, что гавань Копенгагена часто посещали русские суда, моряки которых приходили в храм. В Первую мировую войну с русского корабля «Паллада» в церковь попала икона св. Николая Чудотворца. Она всплыла после того, как судно было потоплено немцами и экипаж погиб в Балтийском море. Её подарил архимандрит Антоний, служивший в этом храме после революции. Храм по-прежнему считался приписанным к российской миссии, от которой настоятель получал деньги.

    Двадцать второго июня 1881 года состоялась торжественная церемония закладки храма в присутствии датской королевской семьи. Через два года строительство собора было завершено, и 28 августа 1883 года храм был освящён. На торжестве освящения присутствовали Александр III с супругой и детьми – великим князем Николаем и великой княгиней Ксенией, представители датской королевской семьи, принцесса Уэльская, греческий король с супругой, а также российский посланник в Дании барон Артур Павлович Моренгейм, экипажи царской яхты «Держава» и русских военных кораблей. Духовник их величеств ректор Петербургской академии протоиерей Иоанн Янышев освящал храм вместе с настоятелем отцом Николаем Волобуевым.

    В 1920 году в Копенгаген вернулась вдовствующая императрица Мария Фёдоровна вместе с дочерьми – великими княгинями Ксенией Александровной и Ольгой Александровной. Она часто приезжала молиться в храм Св. Александра Невского. Именно здесь императрица молилась о своём сыне – царе-мученике Николае Александровиче, в гибель которого она отказывалась верить до самой кончины. Духовник императрицы протоиерей Леонид Колчев, прибывший вместе с ней из России, стал настоятелем собора. Храм Святого Александра Невского был связан со всеми важными вехами в жизни вдовствующей императрицы и её семьи в эмиграции. Девятнадцатого октября 1928 года в этом храме митрополит Западноевропейский Евлогий отпевал императрицу в присутствии нескольких членов императорской семьи, датского короля Христиана X, норвежского Хакона VII, принца Георгия Греческого, Густава Адольфа Шведского и других представителей европейских дворов.

    Императрица была погребена в усыпальнице датского королевского дома в соборе города Роскильда. В 2006 году прах Марии Фёдоровны был перенесён в Петропавловский собор Санкт-Петербурга, где она покоится рядом с гробницей её супруга.

    В 1998 году бронзовый бюст императрицы, копия с работы М. Антокольского, был открыт во дворе храма. О царе-мученике напоминает образ Спасителя в киоте из синего стекла, установленный в 1930-е годы на солее.

    Храм Святого Александра Невского – самый яркий пример тесных родственных отношений между царствующими домами России и Дании и духовный центр притяжения для всех православных русских людей, которые живут ныне в стране.

    ****

    В Дании заботливо хранят память о малоизвестной в нашей стране странице истории российского флота – гибели в 1868 году флагмана флота фрегата «Александр Невский». В порту датского города Тюборон (северо-западная часть полуострова Ютландия) уже более 130 лет на постаменте стоит якорь с российского военного корабля. В музее небольшого городка Лемвиг есть отдельный раздел, посвященный «Александру Невскому». Украшением его является штурвал с военного корабля. В постоянной экспозиции – самовары из офицерской кают-компании и матросского камбуза.

    На церковном кладбище городка Харбоер – братская могила, в которой покоятся три моряка – унтер-офицер Одинцов, матросы Шилов и Поляков, погибшие во время крушения российского фрегата «Александр Невский». «Они пошли на смертельный риск ради спасения своих товарищей. Господи, да упокой их души» – гласит надпись на скромном надгробном камне.

    …Восточный берег полуострова Ютландия всегда был гибельным местом для кораблей и получил название «железного побережья». Причиной гибели около двухсот кораблей часто становилось сильное течение, которое мешало управлять судном. Самым значительным для местных жителей стало крушение российского фрегата «Александр Невский» 25 сентября 1868 года.

    На борту флагмана флота России, который шел курсом из греческого порта Пирей на Санкт-Петербург в тот момент находился цесаревич Алексей и его наставник адмирал Посье. Капитаном корабля был Оскар фон Кремер. 24 сентября судно пересекало Северное море. Адмирал своей властью отдал приказ остановить работу паровых котлов и идти только под парусами. И в ту трагическую ночь он отдал еще одно роковое распоряжение – об изменении курса фрегата. Капитан и старший помощник возражали, но им пришлось уступить адмиралу. Усилился ветер и начался сильный ливень. В результате корабль был снесен к берегу и налетел на мель. Чтобы не допустить оверкиля (переворачивания) фрегата, было принято решение обрубить паруса и сбросить за борт несколько пушек.

    Выстрел с корабля, служивший сигналом бедствия, был услышан, и практически все местное население собралось на берегу, готовое помочь российским морякам. Спасательные работы велись и с борта фрегата. В результате несчастного случая погибли пять членов экипажа – два офицера, тела которых были переправлены в Санкт-Петербург, и три матроса. Они были захоронены на церковном кладбище Харбер.

    С помощью местных рыбаков удалось спасти всех оставшихся в живых членов экипажа – 734 человека. Цесаревич, а также адмирал были поселены у местного священника, затем поездом отправлены в Орхус и оттуда – в город на Неве. Остальных также приняли у себя в домах местные жители.

    После отправки всего экипажа в Россию, местные рыбаки свезли на берег практически все, что было на борту «Александра Невского» – мебель, посуду, в том числе столовые сервизы, столовое серебро и цветной хрусталь, столики с дорогой инкрустацией, матросский скарб, детали оснастки корабля. И это все затем распродавалось на аукционах, якобы для того, чтобы рыбаки могли получить финансовую компенсацию за усилия по спасению россиян. До 1976 года в отеле датского города Хольстебро стоял обеденный стол и буфет из кают-компании российского судна. Затем эту мебель приобрел музей в Лемвиге.

    Большое количество предметов с фрегата после аукционов оказалось в личном владении по всей Западной Ютландии. Они передаются до сих пор из поколения в поколение.

      

    Официальные представительства РФ

    Посольство в Копенгагене

    Kristianiagade 5, 2100 Kobenhavn O, Danmark

    (+45) 35-42-5585,

    (+45) 35-42-5586, (+45) 35-42-5582
    (+45) 35-42-3741
    embrus@mail.dk

    Фонд 'Русский Очаг' © 2015