РУССКАЯ   ФРАНЦИЯ

    Русскоязычное население стало полновесно путешествовать во Францию начиная с XVIII-ого века. Петр I очень благоприятствует обмену с Западом, однако, в августе 1790, по указу Екатерины II, русских, находящихся во Франции, предписано возвращать в Россию, чтобы избегать заражения их революционными идеями.

    После наполеоновских кампаний и после, до 1914, Франция очень привлекательна для русских по нескольким основаниям: сначала, это привлекательность Франции, обнаруженная русскими солдатами, которые ее захватили в 1814 и оккупировали  в течение трех лет после капитуляции Наполеона в 1815, затем с либерализацией самодержавного режима, перемещения стали легче.

    Париж

    Когда бродишь по улицам французской столицы, хочется цитировать Пушкина и Лермонтова.

    На карте Парижа внимательное отечественное око разглядит десятки названий, волнующих генетическую память россиян, – из пяти с половиной тысяч парижских улиц и площадей более полусотни названий так или иначе связаны с Россией.
    Хрестоматийны рассказы о том, как мрачно взирал Наполеон на пожар Москвы в 1812 году и как бесславно покинул он Кремль. Но как-то ускользал от россиян тот факт, что всего через полтора года – в апреле 1814-го – пришел черед российского императора Александра I разместиться в Елисейском дворце, предварительно убедившись, что дворец не заминирован, мало ли что можно ожидать от этих революционеров-французов! Пока русские казаки своими криками «быстро-быстро!» закладывали этимологические основы парижских бистро и от пуза кормили лошадей на газонах Елисейских полей, Александр скромно занял малые покои Наполеона на нижнем этаже с окнами в сад. «Ему было тогда 37 лет, но он выглядел моложе. Прекрасное лицо, прекрасный рост, мягкий и одновременно импозантный вид, а также… доверие, которое он проявлял к парижанам, появляясь повсюду без эскорта и почти один, помогли ему покорить (их) сердца», – как мало общего между воспоминаниями графини де Буань и пушкинским: «Властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда, нечаянно пригретый славой…» Может, со стороны мы смотримся лучше, чем думаем?

    Год спустя после сражения под Ватерлоо Александр I вновь поселится в Елисейском дворце – на три томительных для его лирической натуры месяца. Уже спустя полчаса после своего приезда он на правах хозяина принимал французского короля Людовика XVIII, наградившего российского императора-спасителя голубой лентой ордена Святого Духа.

    Впрочем, несмотря на почести, французская полиция бдительно следила за коронованным российским гостем. «Чтобы развлечься, император уделяет много времени удовольствиям, в частности женщинам, – отмечалось в одном из донесений. – Часто к нему приходят новые, которых он принимает в интимной обстановке. Еще вчера граф Потоцкий привел одну – очень хорошенькую, которая оставалась около полутора часов и вышла в некотором беспорядке…». Именно в Елисейском дворце и в явно хорошем настроении император отредактирует текст договора о тройственном Священном союзе держав-победительниц.

    С 1 по 11 июня 1867 года остановится в этом дворце вместе с сыновьями – великими князьями Александром, будущим Александром III, и Владимиром – Александр II во время визита на Всемирную выставку. Современники вспоминают, что император удивил всех тем, что отказался от широкой кровати и распорядился водрузить «походную, низкую и жесткую, кушетку шириной всего, французов это особенно потрясло, 80 сантиметров.

    Александру II Париж обязан появлением пятикупольного кафедрального православного Александро-Невского собора, на строительство которого император выделил 200 тысяч франков из личных сбережений. Примерно такую же сумму предоставил Святейший Синод, а 1,2 миллиона франков собрала русская колония в Париже. 11 сентября 1861 года собор был освящен митрополитом Санкт-Петербургским Леонсием.

    В 1867 году после неудачного покушения на царя в Булонском лесу (еще один «русский адрес») – в него стрелял участник Польского восстания 1863 года Антон Березовский – Александр II передал в дар храму две иконы – Вознесения и Спаса Нерукотворного. Их можно видеть там и сегодня. В память об офицерах и солдатах российского Экспедиционного корпуса, павших в боях за Францию в Первой мировой войне, в соборе хранится икона Георгия Победоносца.

    В церкви отпевали Тургенева и великого князя Алексея Александровича, Бунина и Шаляпина, Виктора Некрасова и Сержа Лифаря. Здесь венчались Пабло Пикассо и Ольга Хохлова. В такие моменты в церкви собирается вся разрозненная и потрепанная жизнью русская колония. Одно перечисление фамилий напоминает чтение учебника истории: Голицыны, Толстые, Трубецкие, Чеховы…

    От православного собора отходит улица Петра Великого, который первым из русских самодержцев посетил Париж – с 7 мая по 20 июня 1717 года. Отказавшись от роскошных апартаментов в Лувре, он разместился в частном особняке Ледигьер на улице Серизе близ Бастилии. Положительно, российские властители традиционно удивляли парижан своей неприхотливостью. «Он… прошел по всем апартаментам королевы-матери. Он нашел их чересчур великолепно обитыми и освещенными, немедленно вернулся в коляску и уехал», – писал Сен-Симон.

    10 мая семилетний Людовик XV нанес визит Петру I и подарил ему карту Франции, а на следующее утро – мальчонка еще спал – российский царь явился с ответным визитом к своему малолетнему коллеге во дворец Тюильри. На Всемирной выставке в Париже в 1900 году экспонировалась скульптура Леопольде Бернштамма «Петр I и юный Людовик XV». Судя по всему, с французским венценосным парнишкой у Петра отношения складывались лучше, чем с собственным сыном.

    У энергичного Петра было в Париже много дел: он посещал заседания парламента и высшего судебного органа королевства во Дворце Правосудия, активно приобщаясь к опыту, как бы мы сейчас сказали, «западной демократии». Царь не упустил возможности и удовлетворить свое нецарское любопытство ремесленника. В частности, ознакомился с Монетным двором и королевской ковровой мануфактурой. Впоследствии, открыв в Санкт-Петербурге ковровую фабрику, Петр пригласил руководить ею специалиста по гобеленовым ткацким станкам Ж.-Б.Бурдена. В Доме инвалидов, по свидетельству того же Сен-Симона, царь «в столовой попробовал солдатского супа и вина, выпил за их здоровье, хлопал их по плечам и называл товарищами».

    Продолжить «императорскую тему» сподручнее всего, конечно, на мосту Александра III. Тем более что прошло уже более 100 лет с начала строительства этого красивейшего одноарочного парижского моста. Его первый камень был заложен президентом Феликсом Фором и Николаем II в октябре 1896 года во время визита молодого российского императора и его прелестной супруги Александры Федоровны, о чем свидетельствует надпись на колоннах правого берега Сены. В 1900 году мост был торжественно открыт в присутствии российского посла князя Урусова. Одновременно была открыта и эффектная авеню Николая II, ведущая от Елисейских полей к эспланаде Инвалидов. Правда, печальная судьба последнего русского императора побудила парижские власти переименовать ее сначала в авеню Александра II, а в 1966 году, словно окончательно заметая следы, – в авеню Уинстона Черчилля.

    Русско-французские отношения переживали самые разные времена и по-разному отражались на топонимике Парижа.

    Мост со звучным названием Альма гордо подпирает каменный зуав – единственная сохранившаяся статуя из четырех стоявших здесь в середине прошлого века и изображавших солдат различных родов войск французской армии. Мост Альма – тоже память о России. Правда, с печальным для нас оттенком. Он построен во время Крымской войны 1854-1856 годов и назван в честь безвестной речушки в Крыму, где англо-французские войска одержали победу над российской армией. В начале 1970-х мост был перестроен, но по стойкому каменному зуаву парижане до сих пор меряют уровень воды в Сене.

    Крымская война оказалась «урожайной» на российские названия. Симпатично выглядит, например, такой парижский адрес: XVI округ, улица Трактир. Но дело не в увлечении французов российской кухней – в 1855 году в Крыму у моста Трактир на реке Черной под Севастополем французы нанесли унизительное поражение 50-тысячной русской армии, впятеро превосходящей их по численности. В Музее армии в Доме инвалидов выставлена картина «Битва у моста Трактир».

    Один из самых оживленных французских бульваров, уходящий от центральной площади Шатле к «народным» северным кварталам Парижа, – бульвар Севастополь. Проложенный в середине прошлого века, он поначалу назывался Центральным. Но подоспели Крымская война и долгая – целый год – осада, а затем успешный штурм военно-морской базы русского флота. И император Наполеон III открывал бульвар уже под именем, увековечившим победу над русским оружием. На юго-западе города находится авеню Малахов, напоминающая о взятии Малахова кургана 8 сентября 1855 года.

    След в городской топонимике Парижа оставили не только войны и императоры, но и деятели русской культуры.

    Чудный скверик, воздвигнутый на месте бывшего бастиона на западной окраине Парижа, с 1934 года носит имя Льва Толстого. В 1955 году там была установлена статуя Толстого работы скульптора Акопа Гурджяна. Детская площадка, удобные скамейки, тенистая зелень… Но лишь один из пяти пенсионеров, отдыхавших в сквере, смог назвать мне хотя бы одно произведение русского писателя. Впрочем, это, скорее всего, случайность: графа во Франции любят и читают. Кстати, сам Толстой дважды бывал в Париже. На улице Риволи, дом 206, даже есть мемориальная доска, сообщающая, что русский писатель жил здесь весной 1857 года. Накануне отъезда любопытство привело его на площадь перед тюрьмой Гранд Рокетт, где проходила публичная казнь, и гильотина в действии произвела на писателя мощное впечатление…

    Особо эрудированные негры и арабы, в изобилии населяющие окраинный XVIII округ Парижа, могут гордиться тем, что их дешевые муниципальные дома находятся «на углу Мусоргского и Чайковского» или в соседнем «тупике Римского-Корсакова» – композиторов, весьма почитаемых во Франции.

    Несколько улиц Парижа носят названия русских городов и рек. На углу улиц Москвы и Санкт-Петербурга в восьмом округе, под табличкой «Улица Санкт-Петербурга» красовалась разъяснительная надпись: «Быв. Ленинграда». По разным уголкам французской столицы разбросаны улицы и проезды Невы, Волги и Москвы-реки, Петергофа, Кронштадта, Одессы. Впрочем, Одесса – это тоже оттуда, из Крымской войны, только более лестным образом для россиян: 22 апреля 1854 года франко-английская эскадра обстреляла Одессу, однако попытки союзников захватить город были отражены.

    А пальму первенства на самую «русско-французскую» улицу Парижа можно смело вручить криво изогнутой и махонькой – всего 180 метров – авеню близ Марсова поля. С 1911 года она так и называется – Франко-русская авеню. Раньше здесь располагалось одноименное общество. Само же Марсово поле должно быть небезразлично россиянам хотя бы тем, что в 1867 году здесь во время Всемирной выставки находилась конюшня российских эталонных жеребцов. И французы, знающие толк в лошадях, толпились с трех часов пополудни, чтобы поглядеть на вечерний выгул российских красавцев…

    Вторая мировая война оставила на карте французской столицы площадь Сталинградской битвы и площадь Эскадрильи «Нормандия – Неман». «Наследила» в Париже даже «холодная война»: в 1986 году близ Эйфелевой башни появилась аллея Отказников – в знак солидарности с советскими гражданами, не получающими разрешение на выезд за границу.

    Одним из последних русское имя появилось на карте Парижа в 1994 году, когда одна из улиц была названа в честь скульптора Осипа Цадкина, работы которого украшают город. Среди других деятелей российской культуры на уличных табличках есть имена Баланчина, Шагала, Прокофьева.

    в Париже действовали русские Торгово-промышленный и финансовый союз (объединивший состоятельных предпринимателей), Союз писателей и журналистов, Академическая группа и Академический союз, Федерация инженеров, Общество химиков, Союз адвокатов, Объединение врачей, Русский госпиталь, Красный Крест, Земско-городской союз, Союз русских инвалидов, Казачий союз, Русское студенческое христианское движение, «Православное дело», Общество охранения русских культурных ценностей, скаутские организации и другие (о политических организациях будет сказано особо).

    В музыкально-артистическом мире блистали Ф.И.Шаляпин, композиторы И.Ф.Стравинский, С.В.Рахманинов, С.С.Прокофьев (в 1932 г. вернулся в СССР), А.К.Глазунов, международный успех имели также хор донских казаков С.Жарова, церковный хор Н.Афонского, многие певцы, дирижеры, музыканты, художники (чьи картины украшают престижные музеи Европы и Америки)… Особо стоит отметить «Русский балет» С.П. Дягилева со звездами мировой величины (русский балет оставил за рубежом глубокий след – например, школы А.Павловой, М.Кшесинской, Дж.Баланчина, С.Лифаря; последний утверждал: «Мировой балет всей первой половины XX века есть создание балетных сил русской эмиграции»). Было несколько русских театров. Во Франции жили чемпион мира по шахматам А.А.Алехин; такие известные литераторы, как И.А.Бунин, И.С.Шмелев, Б.К.Зайцев, А.М.Ремизов, Д.С.Мережковский, З.Н.Гиппиус, Марк Алданов, Г.В.Адамович, В.ф.Ходасевич.

    Неожиданным подарком для эмиграции стала высылка большевиками в 1922 г. более 150 известных деятелей культуры, ученых, в том числе философов Н.А. Бердяева, Б.П. Вышеславцева, И.А.Ильина, Н.О.Лосского, Ф.А.Степуна, С.Л.Франка, Л.П.Карсавина, о.Сергия Булгакова… Многие из высланных вскоре также обосновались в Париже, образовав центр религиозно-философской мысли.

    «В то время пользовался популярностью следующий анекдот: встречаются два приятеля. Первый спрашивает другого: «Ну, как тебе живется в Париже?» – «Да ничего, – отвечает второй, – жить можно, город хороший. Одна беда: слишком много французов». Были русские, которые действительно так думали. Они даже не учились говорить по-французски, жили исключительно в беженской среде. Все их интересы были сосредоточены на покинутой родине, и многие из них долгие годы надеялись туда вернуться».

    Главное отличие русской послеоктябрьской эмиграции от эмиграции всех других стран и народов заключается в сохранение ею высшего духовного начала, сохранении культуры своей Родины, противодействии адаптации и ассимиляции. Русские эмигранты в большинстве своем никогда не становились американцами, французами, англичанами, немцами и т.д. российского происхождения. Они всегда оставались русскими, православными, всегда верили в возрождение национальной России, всегда верили, что их подвиг не будет напрасным. Как сказал Бунин: «Мы не в изгнании, мы в послании. Миссия, именно миссия, тяжкая, но и высокая, возложена судьбой на нас».

    Париж… «как много в этом звуке для сердца русского слилось! Как много в нем отозвалось!». Поэт писал, конечно, про Москву. Но оказалось – и про Париж тоже. Когда бродишь по улицам французской столицы, хочется  цитировать Пушкина и Лермонтова. Впрочем, российские классики приходят на память и в других уголках Франции…

    На могильном камне – две надписи: «Барон Жорж Шарль де Геккерен Дантес. 1812-1895. Его супруга Екатерина Гончарова. 1811-1843». Убийца Пушкина и свояченица поэта.

    …Кладбище в Сульсе – заштатный городок на крайнем востоке Франции, в нескольких десятках километров от Страсбурга, никак не отмечен на туристских картах. Здесь, на улице Гебвиллер, в фамильном особняке остановилось то самое, как писал Лермонтов, «пустое сердце», которое «билось ровно» 83 года.

    Дантес удалился в Сульс в 1837 году, вскоре после дуэли с поэтом, вынужденный оставить службу в русской армии и спешно ретироваться на родину. В том же «черном» для всех россиян году, в октябре, у него в Сульсе родилась дочь. Здесь же спустя шесть лет умерла Екатерина…

    История России последних двух веков писалось не только на шестой части суши, но и – словно ей было тесно в этих географических рамках – на улицах французских городов. Со времен Петра I шло это встречное движение, прерванное лишь на пару десятков лет указом Екатерины II о немедленном возвращении всех россиян на родину после Великой французской революции, дабы не нахватались они вредных идей. Впрочем, сами россияне прекратили действие сего указа, войдя в Парижа 1814 году на правах победителей. Через столетие, по официальной статистике, во Франции проживало более 35 тысяч лиц с российским паспортом.

    ****

    Важными хранителями памяти  русского зарубежья стали музеи, основанные представителями первой волны русской эмиграции. Большое количество музеев находится в Париже и его пригородах. Музей лейб-гвардии казачьего Его Величества полка, основанный в Курбевуа (Париж) генерал-майором И.Н. Оприцом, который собрал в своих фондах реликвии полка, образцы обмундирования и снаряжения, посуду, военные карты, предметы офицерского обихода и т.п. На базе музея сохранен уникальный военно-патриотический материал, повествующий о славной военной истории России.

    Изначально музей лейб-гвардии казачьего Его Величества полка, сформированного императрицей Екатериной II в 1775году, располагался в Санкт-Петербурге.  Полк за время долгой боевой службы имел много реликвий и трофеев, которые были собраны в полковом музее, созданном по инициативе и на средства офицеров. Следует подчеркнуть, что коллекция музея посвящена истории лейб-гвардии казачьего Его Величества полка, а не казачьего движения в целом.

    После революции 1917года музей был эвакуирован в Турцию, затем в Сербию, где его коллекции были сданы на хранение в артиллерийский арсенал. Несмотря на сложное материальное положение, офицеры откладывали часть своих заработков по специальной раскладке от 12 до 20 процентов из заработанной платы, чтобы обеспечить сохранение музея. В 1923году полк эмигрировал во Францию. Денег, собранных офицерами-однополчанами в Сербии, было недостаточно для переезда музея с Балкан в Западную Европу. Тем не менее в 1929 году удалось собрать необходимую сумму, и музей был перевезен в Париж.

    Казачьи мундиры Императоров Николая I-го Александра II-го, Александра III-о, Наследника Цесаревича : Коллекция автографов Наполеона, всех его маршалов, его министров и генералов… Особенно интересно собрание французских гравюр относящихся к пребыванию русских войск в Париже… В Музее собраны почти все гравюры, изданные во Франции, в связи с компанией 1812 г. (свыше 700 номеров) — это чрезвычайно ценная коллекция и редчайшая.

    Другим сокровищем является редкое собрание русских и выбитых иностранцами в честь России и русских полководцев медалей : Полковой Образ, именные бокалы, кубок Атамана Платова, полковое серебро, серебренная братина весом около 3-х пудов, подаренная полку в память Лейпцигской битвы бокал с надписью на белой эмали : «В память взятия Парижа, 19 марта 1814 года» В Париже Музей обогатился частными ценными коллекциями, пожертвованными

    В 1938году после победы на выборах во Франции «Народного Фронта» и прихода к власти левого правительства во главе с Леоном Блюмом часть коллекции (полковое серебро) была передана на хранение в более надежную монархическую Бельгию. Находится в настоящее время в Музее армии и военной истории в Брюсселе.

    Сегодня музей представляет собой уникальное и единственное в своем роде культурно-историческое учреждение. Ни одному из полков российской армии не удалось сохранить настолько полную, целостную коллекцию предметов, документов, относящихся к его истории. Музей стал духовно объединяющим центром для бывших офицеров лейб-гвардии казачьего полка и их потомков, создавших одноименную ассоциацию, усилиями которой и поддерживается функционирование музея. Хвала и честь всем, кто оберег и поддерживает это ценное хранилище памятников нашей былой Истории.

    ***

    Русская православная жизнь во Франции ведет свое начало от указа Императора Александра I от 12 февраля 1816 года Об учреждении Церкви греко-российского исповедания при миссии в Париже.

    Закладка собора Александра Невского на Рю Дарю состоялась в 1859 году, а в августе 1861 года Храм был достроен и торжественно освящен в день перенесения мощей благоверного Великого князя Александра Невского при большом стечении народа и в присутствии городских властей, российского посла графа Павла Дмитриевича Киселева и представителя императора французов Наполеона III.

    Основателем собора явился магистр богословия Санкт-Петербургской Духовной Академии протоиерей Иосиф Васильев. У него зародилась мысль создать этот Храм на общественные средства, и после многих препятствий по инициативе Императора Александра II пришло разрешение на сбор денег. Сам Император пожертвовал пятьдесят тысяч рублей, святейший синод дал такую же сумму.

    Греческий купец Бернадакис дал сто тысяч франков, православные люди других национальностей давали по мере своих возможностей.

    План Храма был разработан профессором Санкт-Петербургской Академии Художеств В. Кузьминым.

    Весь Храм построен из белого тесаного камня. Западная часть его украшена мозаичным изображением благословляющего Христа на троне работа Бейдемана является копией изображения Спасителя в Храме святого Аполлинария в городе Равенна, в Италии.

    В 1867 году Император Александр II был торжественно принят в Париже и молился в соборе 7 июня 1867 года с наследником Александром и Императрицей Марией Александровной по поводу избавления от злодейского покушения на их жизнь в Булонском лесу.

    В Храме отпевали многих известных русских людей. Вот некоторые имена: Великий князь Борис и Великий князь Андрей  Владимировичи, Великий князь Гавриил Константинович, знаменитый певец Федор Иванович Шаляпин, Иван Сергеевич Шмелев, Иван Алексеевич Бунин, академик Петр Струве, художник Василий Кандинский, служилые и ратные люди, большая часть которых нашли свое упокоение на русском кладбище Сент Женевьев де Буа.

    Интерьер Храма создан по примеру Владимирского собора в Киеве, который, в свою очередь, отражает устройство Храма святой Софии Константинопольской.

    Икона Вознесения Господня в позолоченной ризе и раме и с резной лампадой дар Императора Александра II и супруги его Марии Александровны в возблагодарение господа за святой его покров и охранение в 25 день мая 1867 года день покушения на жизнь Императора в Булонском лесу.

    Начало русского кладбища восходит к 1927 году, когда здесь появились первые русские могилы. Церковь Успения Пресвятой Богородицы, построенная в псковском стиле, была освящена в 1939 году. Проектировал Церковь и расписал ее архитектор и художник Альберт Бенуа.

    Кладбище Сент-Женевьев- де- Буа

     

    Кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, расположено в южных предместьях Парижа, неподалеку от французского города Сент-Женевьев-де-Буа. Оно стало местом захоронения многих русских эмигрантов  после 1917 года.

    На кладбище Сент-Женевьев-де-Буа покоится почти 20 тысяч русских людей, значительная часть которых – представители интеллигенции, бежавших от советского  режима в разные эпохи. В их числе лауреат Нобелевской премии по литературе Иван Бунин, кинорежисеер Андрей Тарковский, снявший фильм «Андрей Рублев» и «Сталкер», танцоры и хореографы Сергей Лифарь и Рудольф Нуреев, балерина Мария Кшесинская и художник Константин Коровин, князь Львов, председатель первого Временного Правительства после отречения Николая II в 1917 году. Также несколько Романовых, членов бывшей царской семьи, писатель Виктор Некрасов, получивший Сталинскую премию по литературе за книгу «В окопах Сталинграда», а также поэт и певец Александр Галич, писатель и историк Дмитрий Мережсковский и аристоркрат князь Феликс Фкликсович Юсупов.

    В 1927 году был открыт дом рестарелых «Русский дом», который существует до сих пор, изначально предназначавшийся для белоэмигрантов. Насельников пансионата хоронили на муниципальном кладбище. Аура дома престарелых и последнего клочка русской земли привлекала множество русских эмигрантов – знаменитых и неизвестных, живущих  во  франции и за ее пределами, —  которые выбирали это кладбище своим последним пристанищем. Кладбище считается преимущественно русским и православным, хотя там есть могилы и представителей других конфессий и национальностей.

    В 2000 году некоторые русские, изначально похороненные на Сент-Женевьев-де-Буа, были перезахоронены в России. В 2008 году Правительство России выделило 692 тысячи евро на содержание 648 могил.

    Сегодня слава кладбища Сент-Женевьев-де-Бу столь велика в России, что российские туроператоры включают его посещение в экскурсионную программу.

     

    Русский дом

    После революции принцесса Вера Мещерская (1876-1949) основала в Париже пансион, где она обучала обходительности девушек американских богатых семей. Одной из этих учениц была мисс Дороти Пажет, чье великодушие помогло Вере Мещерской основать дом престарелых для старых эмигрированных русских.

    Этот дом был основан 7 апреля 1927 года. Он принимал до 250 пенсионеров. Принцесса Мещерская руководила домом престарелых до своей смерти, произошедшей в этом доме 17 декабря 1949 года. Часовня была построена там же и освящена под вокабулой Saint-Nicolas-le-Thaumaturge. Она сегодня под юрисдикцией патриархата Москвы.

    В доме сохранены различные воспоминания русского посольства: портреты императрицы Екатрины II и императоров Александра I, Николая I, Александра II, Александра III, бюст Николая II и императрицы Александры Федоровны, позолоченный деревянный императорский трон.

     

    Кладбище SaintHislaireleGrand

    Это русское военное кладбище было создано в 1927. Названное Saint-Hislaire-le-Grand, оно расположено около Реймса, где были траншеи экспедиционного корпуса, посланного в 1916 по просьбе французского правительства. Там были воздвигнуты русская православная церковь и памятник, здесь – многочисленные могилы офицеров и павших солдат, далеко от Святой России. Это кладбище торжественно открыто со всеми почестями в присутствии маршалов Петайна и Фош и генерала Вэйганда.

    В 1975 году советская делегация отправилась на кладбище St.-Hislaire-le-Grand и, не предупреждая ответственных, поместила там мемориальную доску в память о «советских солдатах, умерших в борьбе против нацизма». Справедливо, что с конца второй мировой войны, 36 могил были добавлены к тем бойцам 1914-18 годов. Но искреннее удивление вызывало то, что среди 36 «героев» некоторые умерли в борьбе не против нацизма, а совсем напротив, против коммунизма. Так можно отметить целую серию имен бойцов второго русского батальона и второго украинского батальона, которые, оба, боролись против Союзников.

    Советское правительство хотело также заменить кресты, поставленные на могилах русских солдат, умерших в 1914-18 годах, простым надгробным камнем, увенчанным красной звездой. Это вызвало  огромную реакцию недовольства и не понимания среди русских эмигрантов и представители СССР дали задний ход, и довольствовались тем, чтобы установить мемориальную доску.

    Православие всегда занимало значительное место в жизни русских эмигрантов. Ветераны Белой Армии, дворянство и интеллигенты, которые оставили родину, находили духовную поддержку в приходах маленьких православных церквей, таких как Церковь Успения Нотр-Дам. Когда не оставалось больше ничего чтобы поддержать вкус к жизни в душе эмигранта, всегда именно вера приходила на помощь.

    Ницца

     

    Этот курортный город на юге Франции известен всему миру. Пройдем по улице императора Николая II, свернем на бульвар Царевича и вот он перед нами Никольский собор, самый крупный и самый красивый из всех Храмов Италии и южной Франции.

    Храм был возведен в 1912 году и в том же году освящен. Святой Синод объявил его Собором в ту пору необыкновенное явление для русской Церкви за границей. Этой чести не удостоилась даже Церковь на Рю Дарю в Париже.

    На торжественном акте освящения присутствовали князь Александр Романовский, он же герцог Лейхтенбергский (внук императора Николая I), Великая княжна Анастасия, дочь Великого князя Михаила, видные представители русской колонии, французские власти. Удивительные сплетения обстоятельств и судеб привели к тому, что на этом месте и в этом городе возник такой великолепный Храм.

    В Ницце к тому времени уже была русская Церковь, построенная в 1859 году. Но русских в городе стало так много, многие из них живали здесь подолгу и даже приобрели дома, так что старая Церковь не могла вместить всех прихожан.

    В 1896 году вдовствующая Императрица Мария Федоровна решила провести зиму в Кап Дай. Она приехала в сопровождении своих детей, Великих князей Георгия и Михаила и Великой княжны Ольги. Императрица надеялась, что мягкий климат поможет Великому князю Георгию, больному туберкулезом.

    Общественность через настоятеля Церкви обратилась к Императрице за содействием в постройке нового Храма. Императрице не могла не понравиться эта мысль. Тридцать лет назад здесь, в Ницце, умер ее жених, наследник престола Великий князь Николай Александрович. Здесь же, в Ницце, решилась ее дальнейшая судьба, когда несколько позже она приняла предложение Императора Александра III стать его женой.

    Известный архитектор, член Академии Художеств Михаил Тимофеевич Преображенский создал великолепный Храм в лучших традициях XVI-XVII веков. Многие черты его напоминают Храм Св. Ильи в Ярославле, Храм Василия Блаженного в Москве, ряд других Церквей, построенных в городах русского Севера.

    При прокладке фундамента обнаружилось, что участок, на котором собирались возводить собор, оказался не подходящим для монументального здания, грунт не мог принять на себя такой нагрузки. Пришлось искать новое место.

    В 1902 году Император Николай II дал свое согласие на постройку Храма в Бермонд-парке, который принадлежал ему и находился в центре города. Император Александр II купил этот парк после смерти своего старшего сына и наследника престола Великого князя Николая Александровича. Вилла, в которой тот умер, была снесена, и на ее месте была построена мемориальная часовня в византийском стиле. Иконы были написаны художником Неффом, очень известным тогда в России.

    Читаем на плите: Сей соборный Храм сооружен монаршим попечением и щедротами государя Императора Николая II и его Августейшей матери вдовствующей Императрицы Марии Федоровны. Освящен 4/17 декабря 1912 года.

    Особое внимание было обращено на внутреннее великолепие Храма. Ученик строгановской школы живописи Л. Пиановский создал чертежи, по которым иконостас был изготовлен в знаменитой мастерской Хлебникова в Москве из чеканного металла и литой бронзы и затем позолочен.

    Все иконы иконостаса выполнил иконописец (или как раньше называли изограф) Глазунов. Справа в Церкви стоит высокий массивный мемориальный крест с датой в нижней части 5 мая 1865. Это день смерти Великого князя Николая Александровича.

    В нижнем помещении собора устроены трапезная и небольшой музей. В витринах хранятся предметы церковного обихода, облачения, митры, посередине военный мундир.

    Основные средства на постройку собора были даны Императором Николаем II и князем Голицыным.

    Первая русская приходская Церковь в Ницце во имя святителя и Чудотворца Николая и мученицы царицы Александры в 1959 году отметила столетие своего существования.

    В Ницце и окрестностях в то время уже проживало много русских. В большей своей части это были люди богатые и влиятельные, обладающие виллами и роскошными садами. Широкий размах русских празднеств и сказочные траты на общественные увеселения вызывали всеобщее удивление и восторг.

    Но была и другая, тоже многочисленная часть русской колонии молодые люди, больные туберкулезом и приехавшие сюда со всех концов необъятной России в последней надежде на исцеление. Но здесь недуг почти всегда обострялся и в конце концов уносил свои жертвы в могилу. Это подтверждают памятники на кладбище.

    Остро чувствовался недостаток в Русской Церкви. И приехавшие в Ниццу зимой 1856 года вдовствующая Императрица Александра Федоровна, супруга покойного Императора Николая I, открыла подписку и этим положила начало сбору денег на постройку Храма.

    По бокам главного входа в Церковь на каменных плитах на русском и на французском языках высечено: Русская православная Церковь во имя Святителя и Чудотворца Николая и мученицы царицы Александры. Освящена 31 декабря 1859 года.

    Торжественное освящение Храма состоялось в присутствии Великой княжны Марии Николаевны, дочери Императора Николая I, впоследствии принцессы Баденской, русских дипломатов и русской общественности. Это был первый русский православный Храм в Западной Европе.

    Иконостас выполнен в резном дереве по эскизам члена Императорской Художественной Академии профессора Горностаева и является даром вдовствующей Императрицы Александры Федоровны.

    Все изображения иконостаса были написаны в стиле византийских фресок другим академиком профессором Васильевым. На престоле в алтаре стоит большая и массивная дарохранительница в форме креста тонкой художественной работы, дар Донского войска.

    Русское кладбище в Ницце очень обширное, и можно долго бродить среди могил, читая известные имена: полковник Александр Раевский друг Пушкина, Сергей Сазонов министр иностранных дел России, княгиня Елена Сербская вдова князя Иоанна Константиновича, убитого большевиками в Алапаевске, генерал от инфантерии Николай Юденич…

    Здесь погребена княгиня Екатерина Юревская, урожденная Долгорукая. После убиения Императора Александра II и до своей смерти в 1922 году она жила во Франции…

    Над некоторыми могилами поставлены миниатюрные часовни по облику часовен севера России. Вот одна из них с надписью: Усыпальница белых воинов. И выше: Милосердием твоим прости и прошением твоим освяти наши грешные души.

    Канны

    Этот город тоже привлекал к себе русских, и здесь проживало много членов царской семьи. Со временем и здесь возникла острая потребность в православном Храме.

    Протоиерей Григорий Остроумов обратился к Великому князю Михаилу Михайловичу с просьбой о содействии в создании русского Храма в Каннах.

    В ноябре 1894 года Храм был освящен в присутствии Великого князя Михаила Михайловича и городского муниципалитета в полном составе, которые в память этого торжества вынесли постановление: улицу, на которой находится Храм, переименовать в бульвар Александра III.

    Члены императорской семьи и многие состоятельные лица, подолгу проживавшие в Каннах, подарили Храму хоругви, церковную утварь, напрестольный крест, драгоценное Евангелие, множество икон, мраморный иконостас и все иконы для него, паникадила.

    Два года спустя Иван Елагин построил на свои средства колокольню и дал семь колоколов для нее. Колокольня гармонично дополнила ансамбль Церкви.

    Под Церковью помещается довольно обширный склеп, где находятся гробницы целого ряда известных людей: протоиерея Григория Остроумова, так много потрудившегося на создании Храма, князя Петра Александровича Ольденбургского, Великого князя Петра Николаевича, брата Великого князя Николая Николаевича, адъютанта Императора Николая II, его супруги Милицы Николаевны, дочери черногорского короля Николая I.

    Ментон

    Ментон курортный город на французской стороне Ривьеры. Здесь когда-то была многочисленная русская колония. Церковь в Ментоне небольшая и скромная в своей архитектуре. Возведена в 1892 году по проекту датского архитектора Терслинга. В украшениях ее сохранены традиционные черты древних русских Церквей. Церковь иконы Божией Матери Всех скорбящих радости скромна в своем убранстве

    По своду надпись: Милосердия двери отверзи нам, Благословенная Богородице. У стены справа киот военно-морских офицеров. Эти иконы в деревянных окладах были перенесены сюда из часовни на кладбище. Само оно находится высоко над уровнем моря. Позади Церкви находится русский старческий дом.

    Церковь Успения Нотр-Дам

    Первый камень этой церкви был заложен 9 апреля 1938 года. Церковь была построена Альбером Бенуа в стиле церквей Новгорода XV-ого века и начала XVI-ого века. Фрески были осуществлены Альбером Бенуа (брат знаменитого Александра Бенуа) и его женой Маргаритой. Именно граф Шереметьев им помогал. Перед иконостасом справа зафиксирована мемориальная доска в память об 37 генералах, 2 605 офицеров и 29 000 казаков, служащих вместе с немецкой армией во время последней мировой войны. Ветераны, казаки Белой Армии приходят каждый год к этой мемориальной доске.

     

    Духовно-культурный центр  России в Париже

     

    В январе 2012 года в основном за счет меценатов недалеко от Эйфелевой башни начнется строительство главного русского православного храма в Париже. Общая площадь современного культурно-религиозного центра (вместе с кафедральным собором, семинарией, библиотекой, комплексом для приемов и выставок, садом) составит 4245 кв. метров. Соответствующий участок земли Россия еще весной 2010 года выкупила на набережной Бранли, в одном из наиболее престижных и посещаемых кварталов французской столицы, между мостом Александра Третьего и Эйфелевой башней. Храм будет центральной постройкой целого комплекса, в котором так же планируется разбить сад. Со стороны набережной расположатся многопрофильные залы, библиотека, кафе, на проспект Рапп будут выходить семинария и административные постройки. Храм рассчитан 500-600 прихожан.

    Чтобы будущее сооружение органично вписалось в нынешний облик Парижа и стало одной из его достопримечательностей, был объявлен международный конкурс на лучшее архитектурное решение. Его финалистами стали десять коллективов: четыре — российских, столько же — французских и два — совместных. Предложенные ими эскизы очень разные по стилю. От классических звонниц и куполов до воздушных ансамблей, где почти все стеклянное, даже купола, которые в темноте светятся.

    В Париже и его предместьях действует более 30 русских церквей. Проектируемый центр будет не только духовным, но и культурным.

    Храм православный, но парижанам хочется, чтобы он стал достопримечательностью города и не был похож на сотни других православных храмов, — говорит архиепископ. — Поэтому предпочтение может быть отдано проекту, где будет синтез традиций и облика современного Парижа, русский храм, «причесанный» на французский манер.

    Задача центра — объединить культуру русской диаспоры, современной России и культуру Франции с представлениями о традициях русского православия. Задача не из легких, но авторы проекта уверены, что у них все получится.

    Героям Первой мировой войны, защищавшим Францию

    В июне 2011 года в  центре Парижа на набережной реки Сены был открыт памятник русским  солдатам – героям Первой мировой. В 1916 году союзники России попросили ее о помощи. Во Францию были отправлены четыре русских отдельных бригады, 750 офицеров и 45 тысяч солдат. Русские воины вместе с французами участвовали в боях в Районе Шампань-Арденн и в районе форта Помпель вблизи Реймса. В сентябре 1916-го года Русский экспедиционный корпус благодаря мужеству остановил немецкие войска у города Реймса и защитил один из национальных символов Франции – Кафедральный Собор, в котором с XII-го века короновались французские короли. Французский маршал Фош говорил, что Франция не была стерта с лица Европы благодаря мужеству русских солдат. В этих боях погибли более пят  тысяч русских солдат и офицеров. После революции 1917-го года полки российского экспедиционного корпуса были расформированы.

    Париж выделил для памятника землю в центре рядом с дворцом Гран Пале и мостом Александра III. Памятник представляет собой скульптуру простого русского солдата, который спокойно стоит у коня, пьющего воду. Композиция подчеркивает, что солдат хочет мира и мечтает о нем в коротком промежутке между боями. Создатели памятника сказали, что не хотелось в центре Парижа устанавливать человека с ружьем.

    На торжественной  церемонии открытия памятника французский  военный оркестр играл гимн России и «Прощание славянки». У Мемориала выстроились представители всех родов французских войск и русские солдаты.

    Когда убрали накидку  с памятника, хор Сретенского  монастыря исполнил марш Русского экспедиционного  корпуса «Коль славен». Премьер  Франции на церемонии говорил  о том, что русские солдаты, воевавшие, были лучшими из лучших. Они защищали Францию в один из смертоносных моментов Первой мировой войны. Недалеко от памятника будет построен русский духовный центр, и это место, включая памятник, мост Александра III и русский духовный центр станут местом русско-французской дружбы.

    Русские воины сделали все, чтобы не допустит захвата Парижа. Русские батальоны находились в самом пекле, проявляя неведомую стойкость в обороне и героизм в наступлении. Солдатский комитет принимал решение о самом жестоком бое  под Парижем, и сообща решили: идти на бой.  Четверть этих  солдат погибла.  Когда думаешь об этом, то  у меня возникает гордость  за наших солдат.

    Открытие памятника русским воинам – показатель, как тепло к России относятся во Франции.

    По материалам:

    Михаил Калмыков // «Компас», 2003, № 6

    РИА «Новости»

    Сайт «Православие.ru»

     

    Официальные представительства РФ

    Посольство в Париже

    40-50, Boulevard Lannes, 75116 Paris
    (+331) 45-04-0550, (+331) 45-04-4030
    (+331) 45-04-1765
    ambrus@orange.fr
    http://www.france.mid.ru

    Консульский отдел

    (+331) 45-04-05-01
    (+331) 45-04-44-09
    conru@wanadoo.fr

     

    Генконсульство в Марселе (и Монако)

    8, av. Ambrois Pare, Marseille, 13008
    (+334) 91-77-15-25, (+334) 91-76-26-79
    (+334) 91-77-3454
    consrusmarseille@wanadoo.fr

     

    Генконсульство в Страсбурге

    6, place Sebastien Brant, 67000 Strasbourg
    (+333) 88-36-73-15
    (+333) 88-35-34-81
    gkrfstbg@wanadoo.fr
    http://perso.wanadoo.fr/rusconsulat,

    http://www.strasbourg.mid.ru/

    Фонд 'Русский Очаг' © 2015