Русские в Голландии

    Нидерланды часто называют Голландией, что официально неверно. Южная и Северная Голландия — это лишь 2 из 12 провинций Нидерландов. Исторически это были две самые развитые провинции и самые известные за пределами Нидерландов, поэтому на многих языках Голландией часто называли всю страну. В русском языке широкое распространение это название получило после визита Петра I и его свиты в Нидерланды. Интересы высоких гостей по понятным причинам касались только самой технически развитой части страны — Голландии, только её они и посетили; рассказывая дома о визите, сплошь и рядом его цель называли именно так, не упоминая названия государства в целом.

    Первые официальные контакты между двумя государствами состоялись в начале XVII века.  В 1613 году русским посланникам Степану Ушакову и Семену Заборовскому было поручено посетить Нидерланды и вручить принцу Морицу грамоты от русского царя Михаила Федоровича с извещением о его вступлении на престол и просьбой о помощи против Польши. В конце 17 века в Немецкой слободе Москвы постоянно жило немало голландцев и так уж случилось, что многие из них оказались в окружении юного Петра и 1699 году было учреждено постоянное дипломатическое представительство России в Голландии, которое возглавил Андрей Артамонович Матвеев. Для России и Голландии развитие двусторонних отношений представляло взаимный интерес для их утверждения на политической карте Европы.

    Петр I еще в Москве познакомился со многими голландцами. Любознательность привела его в Немецкую слободу. Будущий адмирал Франц Лефорт, значительную часть жизни проведший в Голландии, убедил молодого царя в необходимости лично приехать в Голландию и на месте ознакомиться с новейшими достижениями науки и техники, судостроения и артиллерии, фортификации и строительства гидросооружений, медицины и философии.

    Великое посольство отбыло их Москвы 9 марта 1697 и возвратилось через полтора года. Путь посольства лежал через Лифляндию, Курляндию, Пруссию, в Англию и Голландию. Но дольше всего посольство задержалось в Голландии. В1697 году Петр был принят в Голландии со всеми почестями. Были устроены фейерверк и показательный морской бой в честь русского посольства.

    Добравшись в начале 1697 года до Рейна, Пётр по реке и каналам спустился до Амстердама. Голландия давно уже привлекала царя, и ни в какой другой стране Европы тех времён не знали так хорошо Россию, как в Голландии. Голландские купцы были постоянными гостями единственного русского морского порта того времени — города Архангельск. Ещё при царе Алексее Михайловиче, отце Петра, в Москве было большое количество голландских ремесленников; первые учителя Петра в морском деле, с Тиммерманом и Кортом во главе, были голландцы, много голландских корабельных плотников работало на воронежских верфях при строительстве кораблей для взятия Азова. Амстердамский бургомистр Николай Витзен был в России ещё при царе Алексее Михайловиче b завязал прочные отношения с московским двором/

    Не останавливаясь в Амстердаме, Пётр отправился в Заандам, небольшой городок, славившийся множеством верфей и кораблестроительных мастерских. На другой день царь под именем Петра Михайлова записался на верфи Линста Рогге. В Заандаме Пётр жил в деревянном скромном домике на улице Кримп у рыбака Геррита Киста. Голландцы ночевали в очень тесных условиях, комнатах – купе.  Спали сидя. Удивляет, как в таких крохотных комнатах  мог поместиться Петр, рост которого 2 м 4 см. Все объяснил побывавший в этом домике Наполеон: “Для великого человека ничто не является малым”.

    После восьмидневного пребывания в Заандаме Пётр перебрался в Амстердам. Через бургомистра города Витзена он выхлопотал себе разрешение работать на верфях Ост-Индской компании. Узнав о страсти русских гостей к кораблестроению, голландская сторона заложила на амстердамской верфи новый корабль фрегат «Пётр и Павел», над строительством которого трудились волонтёры, в том числе и Пётр Михайлов. Корабль был успешно спущен на воду. Одновременно, была развёрнута деятельность по найму иностранных специалистов для нужд армии и флота. Всего было нанято около 700 человек. Было закуплено и оружие.

    Но не одним кораблестроением занимался Пётр в Голландии: он ездил с Витзеном и Лефортом в Утрехт для свидания с штатгальтером нидерландским Вильгельмом Оранским. Витзен водил Петра на китобойные суда, в госпитали, воспитательные дома, фабрики, мастерские. Пётр изучил механизм ветряной мельницы, посетил писчебумажную фабрику. В анатомическом кабинете профессора Рюйша царь присутствовал на лекциях по анатомии и особенно заинтересовался способами бальзамирования трупов, чем славился профессор. В Лейдене в анатомическом театре Бургаве Пётр сам принимал участие в вскрытии трупов. Увлечение анатомией в будущем послужило причиной создания первого российского музея — Кунсткамеры. Помимо этого Пётр изучил технику гравировки и даже сделал собственную гравюру, названную им «Торжество христианства над исламом».

    Четыре с половиной месяца Пётр провёл в Голландии и получил диплом плотника и строителя. Ненадолго посетив Англию, где он встретился с Ньютоном, Петр вернулся в Амстердам.  Кстати, у гостеприимного хозяина, первым открывшего ему двери своего дома, Петр побывал трижды. В последний раз — двадцать лет спустя вместе с супругой Екатериной.

    Время стирает даты и сами события. Первой позаботилась о сохранении домика, где жил Петр, сестра императора Александра I Анна Павловна, которая была невесткой первого и женой второго короля Голландии. В сопровождении Василия Андреевича Жуковского домик Петра, так его стали называть с тех пор,  посетил Александр I. Тогда Жуковский написал: “Здесь родилась Великая Россия”. Так появился над домиком первый футляр, в третий — стараниями Николая II.

    Прошли века, но в стране, славящейся своими сырами, с улыбкой рассказывают, как Петр, обидевшись, не стал есть сыр с дырками: “Что же вы мне даете сыр, поеденный мышами?” А когда голландцам напоминают, что они самые высокие люди в мире, они шутят: “Это нам царь Петр помог”.

    Веком позже участие русских войск в освобождении Нидерландов в 1813 году от наполеоновского ига и восстановлении национальной независимости было с благодарностью воспринято голландцами. В июле 1814 г. Амстердам посетил Александр I, встреченный как освободитель. Российский император сыграл важную роль в восстановлении суверенного нидерландского государства — сначала как военачальник, а потом за столом переговоров с другими великими державами.

    В конце XIX — начале XX вв. отношения между Россией и Нидерландами имели подчеркнуто дружественный характер. Стороны стремились всегда достигнуть согласия и не упускали случая отметить традиционно дружественные связи, издавна существовавшие между           двумя  странами.
    Россия заняла дружественную позицию в отношении Голландии в ее споре с Бельгией в 1890 г. Беспристрастная позиция России в споре между Францией и Нидерландами в 1891 г. по вопросу о разграничении французских владений в Гвиане с голландской колонией в Суринаме, затрагивающем весьма существенные интересы Королевства Нидерландов, также снискала себе признательность голландцев.

    В Нидерландах в 1901 году, в городке Берген, был открыт памятник — большой православный крест из белого мрамора на пьедестале с надписью «Вечная память русским воинам, павшим под Бергеном 8 и 21 сентября 1799 г.». Его воздвигли на месте, где веком ранее были похоронены 500 солдат и офицеров 15-тысячного экспедиционного корпуса. Павел I, которого британский посол уговорил выступить в роли избавителя Европы от Бонапарта, решил восстановить в Голландии монархию, которая существовала до 1795 года, когда французы превратили страну в Батавскую республику. Тяжелые бои без успеха для россиян продолжались около месяца. Долгое время на родине об этом захоронении ничего не знали, и только к 100-летию бергенских боев военному атташе в Голландии полковнику Е. Миллеру удалось установить его местоположение.

             ***

    Каждую весну в Нидерландах вспоминают Анну Павловну, младшую дочь российского императора Павла I, прабабушку её Величества правящей королевы Беатрикс и одну из самых любимых королев в истории страны.

    Есть в Голландии населённый пункт, который был переименован в память о члене королевской семьи. Anna Paulowna — так назван город на севере Нидерландов, который раньше носил название Зейпе. Основой его экономики является экспорт луковичных цветов, прежде всего знаменитых голландских тюльпанов, которые поставляются оттуда и в Россию. Саму же королеву Анну Павловну называют здесь русским тюльпаном, который пересадили в Нидерландскую почву, и он расцвёл во всей своей красе. 20 января 1795 года в семье наследника цесаревича и великого князя Павла Петровича и великой княгини Марии Фёдоровны родилась шестая младшая дочь и восьмое по счёту августейшее дитя. Анна оказалась «очередным ненужным бриллиантом в уже довольно богатом ожерелье барышень-невест». Великая княжна получила прекрасное домашнее образование: помимо русского, французского и немецкого языков, живописи и музыки, она изучала основы математики и естественных наук.

    В 1809 году, когда великой княжне не исполнилось и 15 лет, Наполеон, желая породниться с русским императорским домом и тем укрепить дружественные отношения с Россией, просил руки Анны Павловны. Под предлогом нежного возраста невесты, «покоритель Европы» получил вежливый отказ. Видно судьбой было предназначено русской принцессе сыграть значительную роль в истории маленькой страны корабелов, которую так почитал её прадед Пётр I.

    В 1816 году Анна Павловна вышла замуж за принца Оранского Вильгельма, который в 1840 году стал королём Вильгельмом Вторым. Для королевской семьи образовавшегося тогда Королевства Нидерландов было очень престижно и важно породниться с императорским домом России, обладавшим большим весом в Европе. Свадебные празднества растянулись на целых полгода, русский нежный тюльпан осторожно готовили к пересадке в нидерландскую почву. Едва прибыв в Гаагу, Анна начала терпеливо изучать голландский язык. Он давался русской принцессе не очень легко, но вскоре она говорила на нём свободно. С интересом Великая Княжна окунулась в изучение истории страны, которая стала для неё второй родиной, внимательно следила за литературой, искусством и наукой, просила собирать для себя всевозможные документы об исторических связях Голландии и России. Свекор Анны Павловны, король Вильгельм Первый, зная привязанность невестки к своей родине, и в честь рождения первого сына — наследника династии — подарил в ее владение домик в Заандаме. Когда-то в этом доме жил плотник-корабел Петр Михайлов — русский кесарь Петр Первый — прадед Анны. Она распорядилась соорудить над хрупкими деревянными строениями защитный каркас. Все годы жизни Анны Павловны в Нидерландах крохотный приют Петра Великого был под тщательною опекою его памятливой внучки.

    Уже став королевой, Анна Павловна всё же воздерживалась от вмешательства в государственные дела королевства, но всячески поддерживала связи между Россией и Нидерландами, сделав много доброго для обеих стран. Например, когда в Голландии произошло сильное наводнение, по просьбе Анны Павловны её брат император Александр I выделил денежные средства на оказание помощи голландскому народу. Известно, что много занималась она семьёй (родила четырёх сыновей и дочь), благотворительной деятельностью, основав более 50-ти приютов для детей и неимущих, построив за свой счёт госпиталь и инвалидный дом. В 1847 году Великая Княгиня уговорила супруга пойти на ряд изменений в налоговой системе конституции, чтобы каким-то образом облегчить стране и её населению бремя неурожая. Не считаясь с собственным, не очень надёжным финансовым положением, Её Величество выкупила из казны, на часть своего русского приданого (продав набор драгоценностей) после смерти супруга дворец в Сустдейке, превратив его в обширную галерею национального искусства.

    Гордая принцесса Оранская из рода Романовых тяжело переживала распад страны, ставшей ее второй родиной. Пришлось тогда поспешно освободить чудесный дворец в Брюсселе, украшенный ценными вещами, которые были в свое время привезены русской княгиней из России. Терзания души усиливались и от того, что даже с собственным мужем, королем — музыкантом и ценителем искусства Вильгельмом Вторым, королева Анна в последние годы не могла найти общего языка. Наружно она никак не выказывала неудовольствия чрезмерными тратами супруга на собственные удовольствия и коллекцию полотен голландских мастеров живописи. Но наедине спорила с ним и о стиле поведения, и о безмерной непрактичности, впрочем, никогда не выходила за рамки этикета, которому всегда придавала большое значение. Уважение ее к мужу, несмотря ни на что, сохранялось и после его смерти. Она заказала придворным ювелирам браслет из золотых медальонов с миниатюрным портретом супруга, и он всегда был при ней.

    Чтобы достойно оплатить долги неугомонного мужа, Анна Павловна продала обширную коллекцию живописи, собранную супругом, своему венценосному брату Николаю Первому. Она не могла допустить, чтобы ее и в глаза, и за глаза народ мог презрительно назвать мотовкою и должницей. Пользоваться народной казной в личных интересах она совершенно не считала возможным, потому-то и писала брату-государю в октябре 1849 года из Гааги в Санкт-Петербург, предлагая купить картины: «Тебе известно о наследстве Виллема. В задачу комиссии, созданной для изучения и рассмотрения этого вопроса входило собрать необходимые данные и оценить имущество и наличные активы, равно как и сосчитать долги. Последние, как, оказалось, составляют 4,5 миллиона гульденов. Для их уплаты нам нужно будет продать всю свою землю и недвижимость в этой стране. Поэтому я обращаюсь к тебе, любимый брат и друг, с просьбою, чтобы ты в этот роковой час согласился купить собранные Виллемом картины, к которым ты так привязан… Если ты исполнишь эту просьбу, мои дети будут спасены… Ты спасешь также честь семьи!» Николай Первый приобрел коллекцию голландских полотен, и они и поныне украшают залы Эрмитажа, считаясь бесценнейшим сокровищем, а Анна Павловна спасла детей и фамилию от разорения.

    Вдовствующая королева Анна Павловна скончалась в Гааге 2 марта 1865 года на 71 году жизни. Она погребена в Амстердаме в православном храме Святой великомученицы Екатерины, сооружённом ранее её братом государем императором Николаем Первым. Жизнь великой княгини, королевы Нидерландов Анны Павловны поистине уникальна. Она связала кровные узы двух монархий, продолжив царственное дело державного прадеда – императора Петра I, положившего начало дружбе России и Нидерландов более 300 лет назад.

    Ставшая королевой Нидерландов русская принцесса неизменно пользовалась большой любовью жителей страны. День смерти любимой королевы стал днем, когда о ней вспоминают и чтут ее память. Имя Анны Павловны получила площадь и одна из улиц в Гааге. В 1999 году на площади Анны Павловны был открыт памятник, автором которого является Александр Таратынов. Он изобразил королеву сидящей на лавочке и в городе имени Анны Павловны был открыт ещё один памятник — бронзовая статуя «Анна на коне»,  украсила центральную площадь городка в провинции Северная Голландия. Конная статуя русской принцессы и голландской королевы  вызывает ассоциацию с Санкт-Петербургом — городом, издавна тесно связанным с Нидерландами. А сама Анна Павловна и Петр Первый являются символами связей между российским и нидерландским народами по сей день. Идея создания монумента принадлежит посольству РФ в Нидерландах. Работы по созданию памятника выполнялись в Голландии, а отливали его в Бельгии. Таким образом, проект получился интернациональным.

    На церемонию открытия монумента пришли практически все жители города. Они не только гордятся тем, что их город назван именем королевы, но и принимали участие в финансировании проекта. Королева Нидерландов Беатрикс в торжественной обстановке открыла памятник своей прапрабабушке Анне Павловне, почтив вместе со всеми ее память. Сегодня памятник Анне Павловне стал визитной карточкой всего региона и славной памятью о любимой голландской королеве. А в городе, носящем имя королевы, стало доброй традицией давать новорожденным девочкам имя Анна.

     В память о русской принцессе нынешняя королева Беатрикс в особо торжественные дни ездит в парламент и в королевский дворец Ланге-Фоортхаут в старинной золотой карете. Это приданое русской прапрабабушки Анны, подарок к свадьбе от её брата, русского императора  Александра Первого. Карета запряжена шестёркою лошадей, и у ворот её всегда встречает почётный дворцовый караул. Нормы старинного придворного этикета никто не собирается нарушать, а голландцы, предпочитающие медлительным каретам быстроту современных авто, охотно прощают своей любимой королеве и её сыну принцу Виллему-Александру эту маленькую слабость — приверженность к традициям. Как прощали когда-то и ее гордой прапрабабке Анне, русской цесаревне…  А иначе, какая же без слабостей Королева, а без традиций Королевство?

    *****

    В 2002 году был совершен чин закладки первого камня в основание православной церкви. 160-килограммовый колокол был отлит и подарен храму воронежскими мастерами. На нем изображены святой Александр Невский и святитель Николай Мирликийский.

    В центре Роттердама воздвигнут однокупольный, строгий, белый русский храм, высотой 23 метра до креста, прообраз храма Покрова на Нерли во Владимирской области. Первый русский православный храм в Нидерландах. Пожалуй, очень символично то, что он занял равное место среди церквей разных стран. В 200 метрах от него – шотландская церковь, в 50 метрах – валлонская, чуть дальше – французская, греческая, норвежская и датская церкви.

    В статье использованы  материалы:

    Елена Яхненко, «Русский символ Голландии», Голландия

    Нинель Краско «Петр Великий в Голландии»

    Ирина Хайнсбрюк, Анатолий Розов // «Русское слово»

     

    Официальные представительства РФ

     

    Посольство в Гааге

    Andries Bickerweg 2, 2517 JP Den Haag, Holland
    (8-10-3170) 345-1300, 346-8888
    (8-10-3170) 361-7960
    ambrusnl@euronet.nl

    Фонд 'Русский Очаг' © 2015