РУССКАЯ НОРВЕГИЯ

     Появление русских людей на территории современной Норвегии уходит корнями во времена викингов (в древнерусских летописях — варягов) и Киевской Руси. С 80-х годов XVII века и конца 20-х годов XX века их присутствие было напрямую связано с коммерческими, торговыми контактами между поморами Русского Севера и жителями соседней области Финнмарк в Северной Норвегии.

    Легендарному российскому флотоводцу и ученому адмиралу С.О. Макарову принадлежит выражение: Россия – это здание, повернутое фасадом к Северному Ледовитому океану. Немало столетий осваивали русские люди северные просторы, покоряли Арктику. Сегодня Россия – крупнейшая арктическая держава. И одним из самых северных и далеких участков суши, где русские поморы еще в седой древности вели промысел, строили свои зимовья, стал архипелаг Шпицберген, находящийся в тысяче километров от Северного полюса. Как свидетельствуют древние летописи, еще в XII-XIII веках российские поморы на своих небольших судах совершали плавания вокруг Скандинавского полуострова, осваивали архипелаг Шпицберген. Одним из самых первых документов, подтверждающих деятельность русских поморов на далеких полярных островах, стало письмо нюренбергского ученого Иеронима Мюнцера королю Португалии, датированное 14 июня 1493 года. В нем ученый сообщал о народе, живущем в суровых условиях на этих островах, находящихся под властью Великого князя Московского.

    В 1528 году датский адмирал Норби писал в письме из России о владениях русского князя Василия III на северной земле. Известный российский археолог профессор В.Старков отмечает, что учеными в результате раскопок и исследований выявлено около 100 древних русских поселений на Шпицбергене. Наиболее известными поморами, которые вели регулярный промысел на Шпицбергене, а затем стали здесь постоянными жителями, считался род Старостиных из Новгорода. Занимались охотничьим и морским промыслом, охотились на оленей, били китов и добывали китовый жир.

    Многие века архипелаг никому не принадлежал. Но после того, как в начале XX века обнаружили на острове Шпицберген уголь, интерес к нему резко возрос. Вплоть до начала Первой мировой войны Россия, Великобритания, США, Норвегия и Голландия вели там добычу угля. Важная роль в открытии угольных залежей на Шпицбергене принадлежит российским ученым, самым известным из которых был исследователь Арктики В. Русанов. В 1912 году на корабле «Геркулес» он в очередной раз прибыл на Шпицберген. За два месяца его экспедиция обследовала пространство протяженностью более тысячи километров. Были обнаружены угольные месторождения на четырех участках западной части острова, которые были закреплены 28 заявочными столбами. Результаты исследований В.Русанов отправил на материк с известным полярником Р.Самойловичем, а сам решил совершить плавание по маршруту, который впоследствии получит название Северный морской путь. Экспедиция В.Русанова из этого плавания не вернулась. Есть свидетельство, что она погибла в 1914 году недалеко от острова Диксон.

    Экономические интересы и активность государств на архипелаге Шпицберген, международно-правовой статус которого к началу ХХ века не был определен, были чреваты опасностью конфликтов. В 1907 году Норвегия обратилась к России, Великобритании, Германии, Франции, Дании, Швеции, Бельгии и Нидерландам провести конференцию с целью урегулирования спорных вопросов и рассмотрения статуса Шпицбергена.

     Конференция состоялась в Осло в 1910, а затем в 1912 году. Результатом дискуссий стало решение о том, что наиболее заинтересованные страны – Россия и Норвегия – должны достигнуть согласия по проекту международной конвенции. В ней предполагалось обязательное наличие основополагающего принципа: Шпицберген и прилегающие к нему острова останутся доступными для граждан и подданных всех стран с целью использования в экономической и научно-исследовательской областях. Работа шла вплоть до Первой мировой войны, однако вопрос статуса Шпицбергена так и не был урегулирован. Возобновилась работа над конвенцией по Шпицбергену в апреле 1919 года в Париже во время проведения Версальской конференции по подготовке мирного договора с Германией. Обсуждения проходили в рамках специальной комиссии, которая состояла из представителей США, Великобритании, Франции и Италии. Представители России на заседание комиссии и обсуждение проекта Договора о Шпицбергене не были приглашены. 9 февраля 1920 года договор был подписан Францией, Великобританией, США, Данией, Италией, Норвегией, Нидерландами, Швецией и Японией. По Парижскому договору о Шпицбергене 1920 года суверенитет над Шпицбергеном был установлен за Норвегией. Но суверенитет носит ограниченный характер. Государствам, подписавшим данный договор, предоставлялось равное с Норвегией право ведения хозяйственной и научно-исследовательской деятельности на островах архипелага и в его территориальных водах. Хотя Россия не присутствовала на Парижской конференции, ее участники вынуждены были признать российские интересы и вклад российских первопроходцев на Шпицбергене. В тексте договора особо было отмечено, что наряду с Норвегией на архипелаге особые интересы имеет и Россия. СССР официально присоединился к Парижскому договору 7 мая 1935 года. Всего к договору присоединилось свыше 40 государств.

    В 20-х годах на Шпицбергене продолжалась добыча угля. Успешно работала первая российская шахта «Грумант», которая принадлежала акционерному обществу «Англо-русский Грумант», учрежденному эмигрировавшим из России предпринимателем Нахимсоном. 12 июня 1931 года было подписано соглашение о покупке акций «Англо-русского Груманта», и угольное месторождение, состоящее из восьми земельных участков общей площадью 80 квадратных километров, перешло под государственное владение СССР. 7 октября 1931 года на основании решения Советов народных комиссаров СССР был организован трест «Арктикуголь» и утвержден его устав. Одним из первых руководителей треста был М.Э. Плисецкий – отец всемирно известной балерины. В канун 70-ой годовщины «Арктикуголь», 5 июня, норвежским Стортингом был принят закон о природоохранной деятельности на Шпицбергене. Сегодня на Шпицбергене действует лишь один российский рудник – «Баренцбург». Шахты «Пирамида» и «Грумант» законсервированы по экономическим причинам. Но вблизи этих месторождений не так давно были обнаружены нефть и газ.

    Несмотря на эти факты и близкое географическое соседство наших стран, история русской эмиграции в Норвегии на удивление коротка.  Вплоть до революции 1917 года в Норвегии практически не было русской общины.  Зато в мае 1920 года, после разгрома белой армии генерала Евгения Миллера на Севере России, пароход «Кузьма Минин» доставил в норвежский порт Тромсе свыше тысячи российских беженцев. Часть из них вскоре уехала из Норвегии в другие страны Европы и США, а часть осталась и осела сначала в Лиллехаммере, а затем и в Христиании, переименованной в январе 1925 года в Осло, где и было создано «Российское эмигрантское общество».

    Естественно, из-за своей малочисленности русская эмиграция в Норвегии не смогла создать существенной культурной среды, но сумела познакомить норвежцев с русской культурой, вписав своеобразную страницу в историю взаимоотношений двух стран.

    Россия — ближайшая к Норвегии православная страна, именно русские принесли сюда православие в начале ХХ века. Православных приходов в Норвегии не существовало, если не считать небольшой части исконного населения провинции Финнмарк — саамов, издавна исповедующих православие.

     В Осло (Христиании) располагалась российская миссия, небольшая русская колония вокруг нее, возглавляемая консулом Христофором Кристи.  Однако, эта община была слишком мала для того, чтобы создавать на своей базе постоянный приход. Для отправления религиозных обрядов (крещения, венчания и отпевания) сюда периодически приглашали православного священника из русской церкви в Стокгольме. Перемены начались вскоре после революции 1917 года и последовавшей за ней гражданской войны, когда миллионы беженцев из России оказались в Европе, в том числе и в Норвегии. Первой публичной православной службой в Христиании стала панихида по убиенной царской семье.  В 1921-1929 годах богослужения и другие религиозные мероприятия проводились эпизодически либо в помещении российской миссии, либо в школе Вестхейм. Православные по-прежнему приглашали для церковных служб священников из православного прихода в Стокгольме.

     В 1929 году была создана инициативная группа, затем организован православный приход в Осло. Помощник настоятеля стокгольмского храма, отец Александр Рубец, поставил в качестве необходимого условия образования прихода объединение усилий членов обоих русских обществ. 8 апреля 1931 года состоялось «Генеральное собрание» всех проживающих в Осло православных христиан.  Собрание приняло резолюцию о создании православного прихода и назначило его настоятелем стокгольмского священника Петра Румянцева. Таким образом, в апреле 1931 года в Осло был официально открыт первый на норвежской земле приход православной церкви Святого Николая.

     В русской до- и послереволюционной эмиграции православные приходы всегда были важным объединяющим фактором для людей, оказавшихся далеко от Родины. Часто приходы становились настоящими центрами русской культуры, где, кроме сугубо церковного делания, занимались также русским искусством: музыкой, литературой, изобразительным искусством, языком.

     Во время Второй мировой войны в  «Страну фьордов» пришла очередная волна эмиграции, состоявшая из советских военнопленных, которых немцы пригоняли для работ на военных заводах и рудниках в Норвегии. В этот исторический период на территории Норвегии существовало 400 лагерей для военнопленных. С восточного фронта в них было привезено около ста тысяч советских солдат и офицеров. Большинство из них работало на строительстве береговых оборонительных сооружений. Не всем им было суждено выжить. Около 14 тысяч русских воинов остались навечно лежать в земле Норвегии. Небольшая часть выживших советских военнопленных после войны осела здесь по разным причинам, но большинство вернулось на Родину.

    Многие пожилые норвежцы хорошо помнят советских военнопленных, с некоторыми из них они познакомились в те далекие годы, вместе работали.  После освобождения, многие из них оставили норвежцам свои адреса в СССР. Но они очень долго ничего не могли узнать друг о друге. Позже стало известно, что тот, кто отваживался писать письма в Норвегию, рисковал попасть в КГБ.

    В послевоенные годы, и особенно с началом «холодной войны», российская община в Норвегии практически не увеличивалась и оставалась весьма немногочисленной.

    В настоящее время в Норвегии проживают свыше 3,5 тысяч русскоязычных. Кроме них на острове Шпицберген в архипелаге Свальбард живут около тысячи российских и украинских шахтеров, добывающих вахтовым методом уголь. У них есть целое поселение — город Баренцбург.

    Киркенес — самый русский город в Норвегии. Он находится в двух километрах от российской границы. Здесь россияне составляют почти десять процентов от всего пятитысячного населения, названия главных улиц пишутся здесь и на кириллице, а в местной библиотеке есть даже русская секция, в ряде школ преподается русский язык.

    Норвежцы в шутку называют Киркенес «маленьким Мурманском». В городе работает «Самовар-театр», проходят русские детско-юношеские фестивали.  В большинстве своем русские в Норвегии — это нынешние и бывшие жены норвежцев и их дети, российские рыбаки, работающие на норвежских хозяев, есть также и небольшое число предпринимателей, врачей, преподавателей, ученых, музыкантов.

    По данным Центрального статистического Бюро Норвегии, в начале 2009 года в стране проживало более 6600 русских и украинцев, у которых родились 1100 детей. В норвежской северной губернии Финнмарк с выходцами из России заключается около сорока процентов браков.

    Небольшие русские общины существуют сегодня также в Осло, Тромсе, Буде и некоторых других городах Норвегии.

    По материалам:

    Валерий Новосельский// «Русская община в стране фьордов»

    И.Михайлов // «Международная жизнь»

     

    Официальные представительства РФ

    Посольство в Осло

    Norge, 0244 Oslo 2, Drammensveien 74, Den Russiske Foderasjons Ambassade
    (8-10-47) 22-55-32-78
    (8-10-47) 22-55-00-70
    rembassy@online.no

     

    Генконсульство в Киркенесе

    5Norge, 9900 Kirkenes, Postbox 98, Radhusplassen
    (8-10-47) 78-99-37-37
    (8-10-47) 78-99-37-42
    genkons@online.no

     

    Консульсво в Баренцбурге (о. Щпицбенгер)

    Norge, Svalbard, Barentsburg, Den Russiske Foderasjons Konsulat
    (8-10-47) 79-02-17-85
    (8-10-47) 79-02-17-85
    ksvalbar@online.no

    Фонд 'Русский Очаг' © 2015