РУССКАЯ ИСПАНИЯ

     Гражданская война, начавшаяся 70 с лишним лет  назад в Испании, заворожила мир: каждый поддерживал своих.   Монархисты — лигитимистов, коммунисты — угнетенный пролетариат, демократы — защитников Республики от фашизма. Образовался Комитет по невмешательству, но внешняя помощь была: «белым» — от Германии и Италии, «красным» — от СССР. Франко, которого называли «испанским Корниловым», о целях борьбы говорил: «Это война религиозная. Мы все, кто борется, христиане или мусульмане, мы солдаты Бога, и мы воюем не против других людей, а против атеизма и материализма…»

         Не осталась равнодушной к войне и русская эмиграция. Участие «белых» добровольцев в испанской войне явилось первой после гражданской войны в России вооруженной борьбой по политическим мотивам.

    1 августа 1936 года харбинская газета «Наш путь» — орган Российской фашистской партии — опубликовала интервью испанского профессора Е. Афенисио.

    «Вы знаете, кто поднял восстание у нас в Марокко? Это сделали… русские эмигранты. Я 35 дней назад видел моих друзей, которые мне передавали о замыслах иностранного легиона, где русские составляют наибольший процент солдат и офицеров. События начались в Мелилье и Сеуте, гарнизонах испанского Марокко, где как раз стояли части, исключительно состоящие из русских эмигрантов… У нас к власти пришел Народный фронт, находящийся под влиянием Москвы. Красные командиры были фактически руководителями политики Мадрида. Поэтому красные, давно косившиеся на белых эмигрантов, подняли вопрос об их выселении из страны. Русских в самой Испании живет немного, но в колониях — достаточно большое число. Они все были связаны узами симпатии с нашими националистическими организациями, им очень сочувствовал Кальво Сотело, убитый незадолго до мятежа. Русские эмигранты платили красным такой же ненавистью и старались уговорить своих испанских друзей выступить против красных комиссаров. Русские при этом делились своим опытом в борьбе с большевиками, к ним очень прислушивались в военных кругах. Я убежден, что восстание в Марокко, перекинувшееся и на континент, дело рук ваших соотечественников, которые предоставили в распоряжение восстания реальную силу в лице полков нашего иностранного легиона».

    Роль русских эмигрантов в событиях, предшествовавших гражданской войне в Испании, профессором Афенисио несколько преувеличена, но то, что доля истины в его высказываниях есть, подтверждается и другими свидетельствами и документами.

    Устремления русских эмигрантов в Испании кратко выразил участник войны генерал А.В.Фок: «Те из нас, кто будет сражаться за национальную Испанию, против III Интернационала и большевиков, тем самым будет выполнять свой долг перед белой Россией».

    В сентябре 1936 года на страницах «Царского Вестника» развернулась полемика вокруг открытого письма Керсновского «Никаких испанцев».

    «Когда наконец мы поумнеем и перестанем распинаться за чужих? Почему проливаем потоки слез и чернил во имя какой-то совершенно ненужной, чуждой и безразличной нам Испании? И если бы только слезы и чернила! Нашлись русские офицеры, пошедшие проливать свою кровь на поля Ламанчи, выручая потомков Дон Кихота, — ту русскую кровь, проливать которую за чужие интересы они не имеют права, ибо скоро она может понадобиться Матери России.

    Без негодования нельзя прочесть ребяческое письмо русского офицера, напечатанное «Царским Вестником». Он, видите ли, «счастлив, что исполняет свой долг», как будто борьба за испанское благополучие составляет долг русского офицера! Нам важно истребить русских большевиков, а на испанских нам должно быть в высшей степени наплевать.

    Пусть нам не морочат голову надоевшей пошлятиной, что борьба с «мировым злом» — наше «общее дело». Почему это вдруг сделалось «общим делом» сейчас, в 1936 году, а не было им в 1917-1921? Что делали тогда эти посылающие нам сейчас свой привет испанские офицеры? Где они были тогда? Под Тихорецкой? Армавиром? Царицыным? Харьковом? Под Киевом и Орлом? Под Каховкой? Много ли их стояло в строю наших офицерских рот?

    Что за негодование: разрушен Алькасар! А когда Иверскую сносили, кто из них возмущался? А когда разрушали Десятинную церковь, воздвигнутую еще Владимиром Красным Солнышком, кто из испанцев тогда возвысил негодующий голос? Укажите мне испанца, протестовавшего против уничтожения храма Христа Спасителя! Не знаете? А я зато укажу вам русского офицера, туберкулезного, без права на труд, с отобранным паспортом, которым не так давно испанцы и французы перебрасывались, словно мячиком, через Пиренеи! Этот наш искалеченный и гонимый русский штабс-капитан заслуживает в тысячу раз более нашего внимания и сострадания, чем все испанские патеры, взятые вместе.

    Когда наконец мы поймем, что иностранные националисты — будь то испанские белогвардейцы, французские «огненные кресты», немецкие наци и итальянские фашисты — такие же враги нас, русских эмигрантов, и нашей Родины, как и преследуемые ими коммунисты? Не спасать их надо, а повторить мудрые слова Тараса Бульбы: «Чтоб они подохли все, собаки!»

    Тот же «Царский Вестник» опубликовал ответ генерала Скородумова на статью Керсновского. «Испанцы, немцы, японцы, французы все равно нас за это никогда не отблагодарят, но русский офицер с этим считаться не может, он должен быть рыцарем всегда и всюду и, будучи убежденным антибольшевиком, должен уничтожать большевиков в любой испанской, французской, немецкой и других территориях, ибо если французы, испанцы, японцы поступают отрицательно, то это далеко не значит, что и русские офицеры должны поступать так же. Принимая участие в войне, русские не должны рвать зубами Мадрид и Париж, ибо на черта они нам нужны, мы должны только помогать, но не освобождать. Но принимать участие в войне, и обязательно в русских единицах с возможно меньшими потерями, сберегая силы для последнего решительного боя под Москвой, русские обязаны. Честь и слава русским офицерам, воюющим против большевиков, хотя бы в Испании. Пускай сперва подохнут все большевики, а потом мы поговорим и все припомним иностранцам».

    Известно, что очень многие русские эмигранты хотели отправиться на помощь испанским мятежникам. Есть сведения, что Гвардейский казачий дивизион в Югославии вел переговоры с Франко о переброске в Испанию. Но переговоры ничем не закончились: казаки требовали обеспечить в случае гибели или инвалидности семьи пострадавших, испанцы на это не согласились.

    Но идея борьбы с большевизмом, хотя бы с «испанским», не была забыта. В сложившейся ситуации русским белым офицерам приходилось действовать на свой страх и риск, пробираясь в Испанию по горным дорогам, не только подвергаясь опасности быть арестованными французскими пограничниками, но и убитыми без суда и следствия республиканцами уже на испанской земле.

    Первыми русскими добровольцами стали генералы А.В. Фоки Н.В. Шинкаренко, капитан Н.Я. Кривошея и штабс-капитан Я.Т. Полухин, нелегально перешедшие границу Марокко, чтобы попасть к мятежникам. Их встретили настороженно — все русские олицетворялись в глазах испанцев с СССР. Но вскоре мнение о них изменилось. Стало ясно, что в ряды национальной армии встали непримиримые противники «красных».

    Всего известно о 72 русских добровольцах, воевавших в армии Франко. Большинство было из Франции, но некоторые приехали из довольно экзотических мест, например — с Мадагаскара.

    В апреле 1937 года было получено распоряжение из штаба Франко о формировании отдельной русской добровольческой части с русским уставом и русским командованием, однако ввиду малочисленности добровольцев был создан лишь русский отряд.

    Весь 1938 и начало 1939 года русские добровольцы в составе своего батальона вели активные оборонительные и разведывательные действия на участке фронта на реке Тахо. В сентябре 1938 года белые добровольцы заняли господствующую высоту Эль-Контандеро в районе Махон Бланко и оборудовали там образцовый опорный пункт. В феврале 1939 года батальон с русским отрядом был передислоцирован в Эль-Торо, где русские занимали боевые позиции до окончания боевых действий.

    Из 72 добровольцев было убито 34, а из оставшихся живыми 9 получили ранения. Среди убитых числится генерал-майор А.В.Фок. Во время боя в районе Кинто де Эбро его рота была окружена и почти полностью уничтожена, а сам Фок застрелился, чтобы не попасть в плен. В этом же бою погиб капитан Я.Т. Полухин. Раненный в шею, он был перенесен в местную церковь для перевязки и оказался погребен под ее развалинами после артобстрела. Известны подробности гибели морского летчика старшего лейтенанта В.М. Марченко. 14 сентября 1937 года он вылетел на ночное бомбометание. После выполнения задания самолет Марченко был атакован несколькими истребителями. В воздушном бою его самолет был подбит, а экипаж выбросился с парашютами. Приземлившись, Марченко направился к своим позициям, но наткнулся на красных и был убит в перестрелке. Его тело по требованию советских летчиков, принимавших участие в воздушном бою, было захоронено на городском кладбище. Позже местные жители откопали гроб и зарыли его вне кладбища. После занятия района белыми останки летчика были перевезены в Севилью и вновь захоронены с воинскими почестями.

    Русская эмиграция не осталась равнодушной к судьбам своих соотечественников, воевавшим в Испании. Чтобы помочь русским, сражающимся в армии Франко, в середине 1938 года в Брюсселе образовался Комитет помощи русским воинам. Было выпущено воззвание: «Комитет задался целью поддержать наших воинов морально, дать им почувствовать, что русская эмиграция не забыла их, сочувствует им и ценит их подвиги, а также обеспечит им в пределах наших сил и возможностей некоторую материальную помощь». Председателем комитета была избрана баронесса О.М. Врангель.

    30 июня 1939 года русские добровольцы были официально уволены из рядов испанской армии. Франко не забыл своих русских соратников. Всем им было присвоено звание сержанта (кроме тех, кто уже имел офицерский чин), они получили двухмесячный отпуск с сохранением денежного содержания и испанские награды «Военный Крест» и «Крест за воинскую доблесть». Всем русским добровольцам предоставили возможность получить испанское гражданство, чем воспользовались многие.

    29 октября 1939 года группа русских добровольцев во главе с полковником Н.Н. Болтиным была принята Франко. Каудильо спросил, что еще он может сделать для русских? Болтин ответил: «Мы ничего не просим для себя лично, мы только просим, чтоб вы устроили желающих офицерами в испанский африканский легион». Просьба была удовлетворена.

    Дальнейшая судьба «испанских русских» сложилась по-разному. Многие остались в Испании, выбрав мирные профессии, другие продолжали военную службу. Ряд русских добровольцев, сражавшихся в Испании, отправились воевать в Россию в составе испанской добровольческой «Голубой дивизии». Другие сражались с советскими войсками в составе итальянских частей. Третьи с началом войны против СССР организовали русские добровольческие части в составе германского вермахта и позднее вошли в состав Рсской Освоболиьельной Армии.

    СССР  не сразу принял участие в испанских событиях. В отличие от других европейских стран, имевших в Испании значительные экономические, политические или стратегические интересы, у СССР таковых в этой части Европы практически не было. Факты показывают, что в начале гражданской войны в Испании Советский Союз не собирался принимать прямого участия в конфликте и, присоединившись к соглашению о невмешательстве, выполнял обязательство не допускать экспорт, реэкспорт и транзит в отношении Испании оружия, обмундирования, военных материалов, самолетов и кораблей.

    Поворот в советской политике произошел в сентябре 1936 года. Война в Испании давала возможность СССР усилить свои позиции и радикально изменить политический ландшафт Европы

    Для отправки советников из СССР в Испанию использовались в основном два пути — сушей через Францию и Средиземным морем до Картахены. Небольшое количество советских военных специалистов попадало в Испанию через балканские государства и Африку. Все они снабжались фальшивыми паспортами других стран. Некоторым советникам, выезжавшим в Испанию, оформлялись визы как дипломатическим курьерам и сотрудникам полпредства, торгпредства и генконсульства в Барселоне.

    До сих пор не известно точное число советских военных советников, работавших для Испанской Республики. В различные периоды деятельности их численность колебалась. В некоторых источниках утверждается, что общее число советников с октября 1936 г. по март 1939 г. составило около 600 человек.

    Кроме советников, на помощь Республике прибыли советские добровольцы из числа кадровых военных. Первыми в сентябре 1936 года приняли участие в боях на мадридском направлении в составе 1-й бомбардировочной эскадрильи советские летчики. В октябре того же года в Испанию из СССР было доставлено 30 скоростных бомбардировщиков СБ. К этому времени в Испании воевали уже 300 советских летчиков.

    В боевых действиях на стороне республиканцев участвовали и танкисты из СССР. Английский ученый Р. Карр в книге «Испанская трагедия» отмечает, что «на всем протяжении войны советские танкисты имели превосходство над германскими и итальянскими танкистами». И это, по всей видимости, действительно так. Во всяком случае, 21 танкисту, воевавшему в Испании, было присвоено знание Героя Советского Союза.

    В боевых действиях в рядах республиканцев принимали участие и советские моряки. Шестеро советских подводников были назначены командирами лодок.    Всего, согласно сохранившимся данным, в Испании сражались 772 советских летчика, 351 танкист, 100 артиллеристов, 77 моряков, 166 связистов, 141 инженер и техник, 204 переводчика.   К осени 1938 года по просьбе республиканского правительства советские добровольцы покинули Испанию.

    Война в Испании была активно использована НКВД для широкого внедрения в военные, государственные и политические структуры Испанской Республики, создания опорных пунктов и групп, с помощью которых предполагалось расширить секретные операции в Европе и Америке. Сотрудники НКВД должны были оказать помощь Республике в организации разведки и контрразведки, но они стали активно вмешиваться в политическую борьбу, заниматься вербовкой агентуры среди испанцев и бойцов интербригад, проводить специальные операции против политических деятелей и организаций, находившихся в оппозиции к коммунистам.   Выполнение «интернационального долга» обошлось СССР дорого. Из почти 4.000 военных специалистов, принимавших участие в боевых действиях, погибли более 200.

    Многие офицеры, воевавшие в рядах республиканской армии, стали впоследствии видными советскими военачальниками, 59 человек были удостоены звания Героя Советского Союза.

    ****

    Храм Архангела Михаила, в испанском городке Альтея  примечателен сразу по нескольким причинам. Это первый русский православный храм в Испании.  До этого в Испании были представлены только греческая и сербская церкви.

    Церковь построили граждане России, поселившиеся на Средиземноморском побережье Испании в середине 1990-ых.

     Новый храм появился потому, что в Испании образовалось русскоязычное сообщество, а одним из структурных элементов такого присутствия становится сейчас строительство православной церкви. Кстати, важную помощь в выделении земли под строительство и урегулировании различных юридических вопросов оказал Мстислав Ростропович, использовавший свой авторитет в Испании для преодоления возможного недопонимания.

    Храм построен в традициях северного деревянного зодчества. Возможно, это выглядит не слишком привычно для Иберии, пейзажи которой по виду и общему духу менее всего вызывают ассоциации с полотном Левитана «Над вечным покоем». Но вообще это и есть подтверждение динамизма и прихотливости современной русской жизни: деревянный сруб был заказан в Кировской области, а потом перенесен на Иберийскую землю. Именно так разные явления русской культуры перемещаются по Земле — потому что повсюду живут ее носители и почитатели.

    Приход Храма Архангела Михаила  составляют не только русские и русскоязычные жители северной Коста-Бланки, но и проживающие здесь немцы, голландцы, верующие других национальностей. Русский Православный храм в Альтее стал не «яблоком раздора», а точкой объединения людей из разных стран Европы.

    По материалам:

    сайта http://www.spain.kp.ru/daily/history/doc124948/

    Константин Ранкс  « Вести Испании»

     

      

    Официальные представительства РФ

     Посольство в Мадриде

    Madrid, C/Velazquez, 155
    (+34) 91-562-2264, (+34) 91-411-0807
    (+34) 91-562-9712
    embrues@infonegocio.com

    Генконсульство в Мадриде

    Madrid, c/Joaquin Costa, 33
    (+34) 91-411-2957
    (+34) 91-562-7830
    consmd@arrakis.es

     

    Генконсульство в Барселоне

    Barcelona, av. Pearson, 34
    (+34) 93-280-02-20, (+34) 93-280-54-32
    (+34) 93-280-55-41
    rusbar@rusbar.com

    Фонд 'Русский Очаг' © 2015